БорутоФан.ру - QUEST - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
Боруто - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

QUEST

      Еще чуть-чуть...
     Еще совсем чуть-чуть...
    Я должен всех спасти... Нет. Обязан!
   Мне нужно всего-лишь уничтожить проклятого Змея!


 — Братик, пора вставать!
Нежные пальцы аккуратно надели на ухо слуховой аппарат, благодаря которому можно услышать слова, что выведут из царства Морфея. Лишь этот голос смог пробудить от зловещего сна. А у парня по имени Боруто такие сновидения словно по расписанию. Вот и приходится малышке Химавари постоянно приводить в чувства любимого старшего брата, каждый раз надевая прибор. Ей уже не впервой наблюдать за ним странное поведение во время сна, поэтому остается только терпеть. Терпеть и ждать, когда Боруто сможет наконец-то спать спокойно.

 Убедившись, что юноша полностью отошел ото сна, девочка покинула его спальню и вернулась на кухню, где ранее начала готовку. Парень нехотя поднялся с кровати и направился к зеркалу. Игривая ухмылка на собственный вид — просто край самовлюбленности! Однако удивляться нечему: голубоглазый блондин с грубыми чертами лица и спортивным телом. Почему бы и не порадоваться своему очарованию? Девчонки в школе только и говорят о том, как хорош Узумаки Боруто.

 Химавари, что на завтрак? — выкрикнул он из своей комнаты, попутно одеваясь. Бриджи, футболка, мастерка — все, что нужно для полного образа «крутого» парня.
 — Не узнаешь, пока не попробуешь! — вечная издевка младшей сестры заставила подростка усмехнуться. Она никогда не говорила ни о чем наперед, дабы сделать сюрприз. Девочка безумно напоминает ему человека, в прошлом часто подшучивающего над юношей. От этого на сердце становилось теплей.

 Боруто решил принять утренний душ в надежде избавиться от дурного ощущения. Холодная вода помогла окончательно взбодриться. И все-таки мысли о сне не покидали голову. Что это может значить? Ведь не напрасно уже которую ночь мальчику снится один и тот же сон.
Закончив все свои процедуры, он наконец-то направился к кухне. Рядом с дверью на кухню к стене был плотно приставлен невысокий комод. На нем стояла средних размеров рамка с фотографией. Юноша медленно провел пальцами по стеклу.
 — Доброе утро, мама и папа, — он грустно улыбнулся.

 Деревья за окном легонько пошатались от ветра, а тени листвы пропускали в столовую солнечных зайчиков. Двое за столом гармонично вписывались в летнюю картину. Боруто уплетал завтрак, а Химавари... наблюдала за тем, как Боруто уплетает завтрак. Блондин не сразу заметил, но, как только обратил внимание на сестру, стал бдительно рассматривать ее.
 — Ты чего не ешь? — слишком строгий тон. Наверняка, он уже понимал, почему девочка не составляет ему компанию.
 — Я уже поела... — слишком милая улыбка. Она надеется, что сможет обмануть его. Но не тут-то было.

 — Хочешь снова меня вывести?! — юноша резко встал из-за стола и направился с тарелкой к сестре. Схватив девочку за волосы, он запрокинул ее голову назад и стал силой запихивать еду в рот. — Жуй!
 — Не могу! — на детских щечках появился румянец. — Я не голодна!
 — Не заставляй меня делать то, что было в прошлый раз!
Девочка нехотя открыла рот и принялась жевать собственно приготовленную пищу. Словно ком в горле. Каждый кусочек, попадающий в ее живот, был подобен пуле. Ложка за ложкой. Все, что угодно, лишь бы Боруто снова не отдал ее в руки врачам. Она любила своего брата всем сердцем, однако забыть тот зверский поступок не могла. А простить — тем более.

 Химавари боится и одновременно ненавидит врачей. Особенно психиатров. Именно они больше остальных повлияли на ее нервную систему, из-за чего малышка не может нормально питаться, тем самым доведя свое тело до анорексии. А казалось бы, здоровая и красивая девочка: длинные темные волосы с оттенком сирени, глаза в тон моря, снежная кожа, аккуратные ручки и стройные ножки. При всем этом ей удавалось довольно хорошо одеваться. Иногда Боруто не мог смотреть на свою младшую сестру, замечая в ней внешнее сходство с матерью, отчего на душе становилось больно.

 Тарелка была пустой. Оба облегченно выдохнули. Боруто удалось свершить свою миссию, а Химавари смогла вытерпеть пытку. Кажется, теперь можно расслабиться. Но уже через пару секунду девочка схватилась за рот и выбежала из комнаты. Она снова не смогла удержать в себе еду. Юноша швырнул посудину на стол и грубо пробурчал:
 — Отличное начало, мать вашу!

***

 В городском парке пусто. Это странно, учитывая действительно летнюю погоду на дворе. Ветра практически нет, что можно определить по легкому дрожанию листьев на деревьях, все также пускающих солнечных зайчиков на потайные тени. Солнце ярко сияет, ослепляя мальчика, ведущего велосипед. Сзади на раме сидит его младшая сестра, весело дергающая ногами. Из-за девичьего баловства парню трудно справиться с управлением.

 — Братик, а я понравлюсь твоим друзьям? — спросила малышка. В ее голосе чувствовалось волнение. Ну конечно, ведь неизвестно, как отреагируют на десятилетнюю Химавари одноклассники Боруто, которых он позвал с собой на квест. Кто захочет возиться с малявкой, которая на пять лет тебя младше?
 — Я думаю, они тебя полюбят! — успокоил сестренку блондин. Он понимал ее чувства, но также отдавал себе отчет, что при любой ситуации должен будет заступиться за нее перед товарищами. Несмотря на ее возраст, она довольно сообразительна.

 Ребята почти подъехали к месту встречи и заметили на лавочке одну из одноклассников Боруто. ЧоЧо Акимичи, или толстушка Чо, как ее зовут в школе. Толстушкой ее величают из-за достаточно больших габаритов тела. Популярностью среди сверстников она не пользовалась, хотя и уродиной не являлась. Кофейная кожа и золотые глаза говорили о ее европейских корнях. Акимичи не блистала умом и сообразительностью, однако могла дать отпор, если ее пытались задеть. Единственной привилегией ЧоЧо был большой запас продуктов.

 — Утречка! Долго ждешь? — Боруто плавно затормозил возле скамейки, на которой сидела девушка. Она спокойно поедала пачку чипсов, совсем не обращая внимания на юношу и его сестру. Ребята на велосипеде переглянулись друг с другом. «Странная» — подумали оба.
 — И тебе, Узумаки-кун, — наконец-то заметила. — У моих родителей рано утром началась ярмарка гамбургеров, поэтому я попросила их подвезти меня. Ждать пару-тройку часов лучше, чем самой тащиться сюда.
Акимичи безразлично ответила однокласснику. Казалось, что этот квест и вовсе ее не интересует. Ну и пусть. Еда-то все равно нужнее.

 Блондин встал с транспорта, а затем помог слезть младшей сестре. Достав из рюкзака трос и обхватив велосипед вместе с ножкой лавочки, парень приковал свой транспорт, чтобы во время квеста его никто не угнал. Химавари долго ругала его за такое безрассудство, но брат решил доверить сокровенный подарок отца веревке с кодовым замком. Неожиданно из кустов выбежал высокий темнокожий парень. Он был похож на старшеклассника, хотя на самом деле учился еще в средней школе, вместе с Боруто. Ивабее Юйно, местный донжуан и покоритель девичьих сердец, согласился пойти на квест ради похотливых забав.

 — Где она, Боруто? Где? — он начал трясти одноклассника за плечи, чем сильно напугал малышку Химавари, стоящую рядом. Узумаки понимал, к чему клонит Юйно.
 — С минуты на минуту должна прийти. Она обещала. Успокойся, дружище. И хватит меня колотить.
 — Прости, — Ивабее отпустил блондина. — Просто мне так хочется испробовать ее тело на вкус... — темнокожий юноша прямо засиял от счастья.
 — Братик, а что значит «испробовать тело на вкус»?.. — в разговор влезла сестренка Боруто, озадачено смотря куда-то вдаль.
 — Следи за своим языком... — он грозно зыркнул на парня, а сестру отвлек разговором про квест. Для этих двоих игра была словно дань памяти.

 Неподалеку послышались голоса мальчишек. Боруто обернулся и увидел небольшую толпу. Ну слава Богу! Ему больше не придется оставаться наедине с жирной девчонкой, думающей только о еде, и озабоченным переростком, у которого, кроме девичьих прелестей, других увлечений нет. Но так ли это на самом деле хорошо?

 Шикадай Нара, единственный сын влиятельных людей и закадычный друг Боруто. Его внешность говорит сама за себя: зализанные кверху волосы каштанового цвета, придающие ему образ скользкого типа, и хитрый взгляд бирюзовых глаз, характеризующее его, как подлого и меркантильного человека. Пожалуй, именно таким он и является. Пойти на квест, стоящий копейки, и только ради того, чтобы сблизиться с Боруто — парнем, что за несколько месяцев приобрел большую популярность в школе. Разве это не выглядит, как выгодная сделка?

 Крепко обняв за плечи хрупкую девушку с длинными фиолетовыми волосами, заплетенными в тугие косички, он усердно тащил ее к компашке и что-то убедительно доказывал. Сумире Какей являлась той, кого позвали на квест ради прихоти Ивабее. Про эту бедняжку ходят разного рода слухи. В частности, о ее занятии проституцией. Пусть она и не была похожа на девушку легкого поведения... Это мало, кого волновало. Слухи — вот, что действительно сподвигло думать о ней, как о шлюхе. Эта трусливая заика изначально не собиралась участвовать в затее одноклассников. Вот только Узумаки оказался весьма убедительным.

 Рядом с этими двумя вертелся парень в зеленых трениках и странной стрижкой под горшок. Возгласы о «силе юности» доносились от него за километр. Ох... Это был Металл Ли, сын местного сорокалетнего каратиста. Гиперактивный малый, однако искренне относящийся к Боруто. Наверное, он единственный, кто бескорыстно относится к нему и от чистого сердца поддерживает его идею. По этой причине борца и позвали на квест.

 Позади плелся малозаметный мальчишка, попавший в эту компанию совсем случайно. Количества ради. Внешние черты парня были схожи с Узумаки, если бы не бледность его кожи, волос и глаз. Иноджин Яманака занимает должность отморозка — ни с кем не сближается, ни с кем не общается. Его практически никто не уважает. Юношу часто дразнили из-за его протеза ноги. Дети порой слишком жестоки. Боруто был единственным, кто не говорил гадостей об Яманака и относился к нему на равных. Может, это и стало поводом для Иноджина, чтобы прийти?

 — А я то боялся, что вы передумаете, — Узумакис иронией обратился к только что подошедшим одноклассникам. Иноджин уселся на лавочку рядом с толстушкой Чо, а Металл принялся разминаться, что было вполне в его стиле.
Боруто, дружище! Я так рад тебя видеть! — Нара хлопнул блондина по плечу. — Эта девчонка, которую я пообещал Ивабее, долго упиралась и не хотела идти. Я даже предложил ей деньги, однако она слишком уперта. К счастью, теперь проблем никаких нет, ведь я все таки смог привести ее сюда... — он самодовольно посмотрел на испуганную Сумире, которую уже во всю тискал Юйно. Боруто закатил глаза, глядя на эту картину.

 Через минуту возле ребят остановилась черная машина Е-класса. На переднем сиденье сидела загадочная брюнетка в очках с красной оправой. Она вышла из машины и обошла ее, подойдя к водительской двери. Окно опустилось, и из салона послышались громкие возгласы. Это кричала мать девушки, что-то яростно обсуждая по телефону. Понять, о ком идет речь, не составило труда.

 — Ты не представляешь, как он меня достал! Сегодня ночью мне снова пришлось выносить ядовитый запах алкоголя по всей квартире. Сейчас еду к Сасори, «утешиться»... — женщина кокетливо улыбнулась и слегка покраснела. Заметив возле себя дочь, она сразу сменилась в лице. — Мне пора ехать. Будь осторожнее с очками. Они слишком дорого мне обошлись, так как твой папаша умудрился сломать старые! И не забудь принять лекарство! — после машина резко рванула вперед, оставив за собой туман пыли.

 Девушка вытащила из сумки на плече бутылку содовой и упаковку белых пилюль. Достав одну из пачки, она быстро закинула ее в рот, запив водой. Толпа несколько изумилась появлению брюнетки. Многие не ожидали, что она пойдет с ними на квест. Боруто не понимал, почему все так глазели на эту девчонку. Вроде бы ничего особенного он в ней найти не мог. Ну, кроме ее странного поведения, конечно.

 — Это же Сарада Учиха? — положив руку на плечо другу, Шикадай тихонько задал ему вопрос. Блондин кивнул.
 — А это не та, кто год в школе пропустила? — добавил темнокожий юноша. Какей, которую он крепко держал под руку, немного улыбнулась.
 — У-учиха-сан прох-ходила д-длительное л-лечение в Мацуяма. К-кажется, она стала е-еще зам-мечательней... — Сумире с трепетом говорила о брюнетке. Будто о предмете обожания.
 — Мацуяма? Это наш с Химавари родной город.
 — Я в-восхищаюсь ей... — девушка немного покраснела. — З-знаешь, Уз-зумаки-к-кун, У-учиха-сан н-никогда бы не п-пришла с-сюда п-просто так.

 В этот момент к компании подростков подошла брюнетка. Она поклонилась перед каждым из ребят. Бедняжка Какей чуть в обморок не упала от такой чести, а Ли и вовсе рассудок потерял, превратившись в помидор. И только Боруто поклонился ей в ответ. Она с легким удивлением посмотрела на него. Для большинства такой жест кажется устаревшим и комичным. Юноша широко улыбнулся брюнетке. Странное приветствие, однако никто не спешил ее осудить. Для этого уже просто не оставалось времени. Ведь скоро начнется игра.

***

 Автобус доехал до недавно открывшегося гейм-центра. Странное местечко. По слухам, раньше это был центр трансляций. Несколько лет назад здесь находилась основная точка радиопрограмм и телепередач города Имабари. Однако, владельцы перебрались на новый проект и перепродали станцию одному странному мужчине, который решил сделать из него клуб для прохождения квестов.

 Подростки зашли внутрь студии. Атмосфера не давящая: свежий ремонт, новая мебель, стены, потолки и пол в светлых голубых тонах. Милые диванчики, на которых уже уместились некоторые из ребят. На журнальных столиках вразброс валялись буклеты с приглашением на игру. И лишь одна ржавая дверь портила все впечатление. Возле нее находился регистрационная тумба, за которым стоял странный человек. Кожа бледней, чем у Иноджина. Да и сразу не понять, какого Оно пола. Длинные черные волосы и женственные черты лица никак не вязались с рельефным телосложением.

 — Простите... — малышка Химавари подошла к высокому столу и обратилась к незнакомцу за стеклом. Тот с любезной улыбкой кивнул ей в знак того, что внимательно ее слушает. — Это линзы? Ваши глаза...
 — Какое прелестное создание! — регистратор восторженно захлопал в ладоши. По голосу стало понятно, что это мужчина. — Конечно, линзы. Где же ты видела человека с глазами змеи? Это, милая, для образа... — через окошко он протянул девочке руку. Его страшные костлявые пальцы с длинными ногтями напугали малышку. Только он хотел дотронуться до ребенка, как его ладонь была отбита.

 — Здоров...Боруто насторожено отодвинул сестру назад и поприветствовал мужчину.  — Вы Орочимару-сан? Это я звонил и делал заказ.
 — Ах да, регистрация на имя Узумаки? Сейчас посмотрю... — мужчина никак не отреагировал на действие школьника и стал внимательно искать фамилию в компьютере. Осмотрев всех присутствующих, он добавил: — На сайте четко отмечены строгие правила участников. Вы не набрали нужного количества людей. Где десятый?
 — Он не пришел... — блондин виновато почесал затылок. Черт, теперь из-за постоянно болеющего ботаника Денки Каминаримона их могут не пропустить! И все старания ради того, чтобы развлечь голодающую сестренку, уйдут насмарку.

 — Ох... Я готов закрыть глаза на недостачу одного человека, только...
 — Не беда. Сейчас все улажу, — Шикадай дерзко бросил на стол несколько купюр с немалым количеством нулей.
 — Вот как... Хоть я и не это имел ввиду, но... — мужчина уже спрятал деньги. — Думаю, лишним не будет. Проходите! — он приветливо улыбнулся и отворил ту самую железную дверь.

 — Добро пожаловать на квест-гейм. Вас ждет много интересных загадок, интригующих историй и сложных заданий. Удачи...
Ребята с недоверием смотрели на регистратора. Больно уступчивым он им показался. К тому же что значит «хоть я и не имел в виду это»? Но пути назад нет. Тем более, каждый внес немалую сумму за это приключение. Особенно, Нара. Подростки зашли внутрь, и дверь громко захлопнулась.

 Орочимару вернулся на свое место и включил камеры наблюдения в помещении, где будет проходить игра. Ехидная улыбка не сползала с лица мужчины. Он плавно катался на стуле взад-перед, стуча указательным пальцем по губам. Кажется, эта история забавляет его больше чем того, кто начал эту игру...
— Как же ты поступишь, Змей?..

***

 Длинный коридор полностью покрыт мраком. Ржавые стены, обвешанные трубами, наводили ужас. В конце просачивался свет, хоть немного дающий возможность видеть пространство. Внезапно из-под пола стал пробиваться дым с характерным шипящим звуком. Группа участников не сразу засекла подвох, пока не вдохнула воздух. Газ! Вся толпа бегом помчалась в сторону освещения.

 Это оказалась небольшая комната. Подростки завалились в нее, звучно захлопнув за собой дверь. Помещение, в котором они оказались, не особо отличалось от предыдущего, но здесь хотя бы находились предметы, пусть и в виде деревянных почтовых коробок. Да и места значительно больше. Свет, на который они клюнули, выпускала единственная тусклая лампочка, висящая под потолком. Гуляющий воздух заставлял ее легко болтаться.

 — Где Химавари?.. — неожиданно выдал Узумаки после того, как пришел в себя и осмотрелся. У юноши началась паника, в следствии чего он принялся пинать ящики. — Где Химавари, черт возьми?!
 — Успокойся, Боруто! — Шикадай обхватил его из за спины. Некоторые ребята помогли ему успокоить разъяренного друга.
 — Братик! — непонятно откуда стали доноситься крики маленькой девочки. — Братик, помоги мне!
 Химавари, где ты?! — он звал ее до тех пор, пока не поднял голову и не заметил на стене монитор с прямой трансляцией. На экране показывали Химавари. Девочка была связана и прикована наручниками к батарее. Комната, в которой она находилась, была полностью в белых тонах.

 «Это станет вашей главной задачей — спасти Подсолнух» — мягкий и томный голос гулом пронесся по комнате. Не похоже, что это говорит регистратор. Но тогда кто?
 — Ублюдок, мать твою! Я вырву тебе кадык, если ты не скажешь, где моя сестра! — Боруто в бешенстве бегал по комнате.
 «Ваше первое задание — найти выход из этой комнаты. Удачи...» — после пожелания микрофон отключился. Все подростки пребывали в шоковом состоянии. Некоторые до сих пор не могли отдышаться. Ивабее был на пределе, поэтому не выдержал и все-таки выдал глупую очевидную мысль:

 — Похоже, это не просто квест-гейм для детишек средней школы...

QUEST. Глава 2

      Осуждают то, чего не понимают.

       ©Квинтилиан


 Тишина. Слышен только стук капель по металлу и эхо после их падения. Уже и не понять — час, день или целую неделю проторчали ребята в странном бункере. Однако никто друг с другом не разговаривал. Все были обеспокоены состоянием Узумаки, ведь некоторое время назад он чуть не разрушил их единственное укрытие. Сейчас он тихо-мирно спрятался на верхних этажах ящиков, что валялись по всему помещению. Поэтому-то ребята и не решались заводить беседу, дабы не ворошить бурю. Каждый был на своей волне.

 Шикадай и Ивабее играли в электронную игру. Их мало волновало то, что они заперты. Нара не двинется, пока этого не сделает лидер, которым он так восхищается. А Юйно просто поджидает момента, когда сможет приблизиться к бедняжке Сумире, сидевшей в самом углу комнаты и тихо заплетающей себе косы. Напротив девушки пристроился Иноджин, иногда поглядывающий на Какей, а после что-то черкающий в своем скетчбуке. В паре метров от него тренировался Металл. Юноша решил не терять время и потратить его с пользой. Вот она — сила юности! За ним наблюдала Толстушка Чо. Выглядело словно сеанс в кинотеатре: каратист и жующая попкорн девочка, что за ним следит.

 — Эй! — Акимичи обратилась к брюнетке, сидящей рядом с ней, и протянула ей картонную коробку. — Будешь? Он сладкий.
Девушка в красных очках с удивлением посмотрела сначала на одноклассницу, а затем на попкорн. Она рассматривала его, словно видела в первый раз. Толстушку Чо такие действия начинали раздражать, и она одернула от одноклассницы руку.

 — Не хочешь? Нет? Так и скажи! Чего глазеть попусту? — буркнула себе под нос Акимичи, закинув жменю в рот. Учиха продолжала глазеть на нее, и темнокожая барышня в конец разозлилась. — Хватит пялиться! Что, немая? Хоть бы жестами общалась. Странная... — высказавшись вдоволь, она ушла поближе к Нара и Юйно.

 Сараде оставалось только наблюдать. Акимичи разместила свои телеса рядом с одноклассниками и принялась следить за их игровым поединком, иногда делясь своей едой, что было странно, ведь ЧоЧо редко когда позволяла себе попусту раздавать припасы. Эти ребята, скорее всего, очень близки, раз так просто могут общаться друг с другом. Именно так считала брюнетка до момента, когда парни стали шутить про Акимичи по поводу ее веса. Однако толстушка совершенно не реагировала на ребят, что свойственно ей не было. Она всегда могла постоять за себя, но не сейчас. В данный момент, по всей видимости, ее все устраивало. Словно, это нормально — шутить про человека из-за его избыточного веса.
 
 — Учиха-сан, — к девушке в очках обратился Металл.
Брюнетка вопросительно посмотрела на него. А этот мальчишка был необычной внешности. Интересно, почему и над ним подшучивают? Потому что он, несмотря на свою миниатюрную для парня комплекцию, имеет неплохие боевые данные? Из-за его взглядов и амбиций? Но разве человек не должен заниматься тем, что ему нравится? Сараде казалось, что Ли был человеком, противоположным Акимичи. Он сильно зависел от мнения окружающих, несмотря на свой боевой настрой. В какой-то мере его даже хотелось пожалеть.

 — Я думаю, тебе нужно заняться спортом, чтобы подружиться с ЧоЧо. Ты во-он какая хиленькая, — толстобровый вытянул мизинец вверх. — Возможно тогда она оценит тебя. Вы будете на равных, и ты сможешь ей противостоять.
Девушка слегка наклонила голову в бок и стала рассматривать одноклассника. С каждым мгновеньем Металл постепенно заливался краской, пока вовсе не превратился в помидор. Он быстро ринулся к компании в другом углу. Ну вот, теперь и Ли к ним присоединился. Конечно, лучше ведь выслушивать шутки о том, какой ты «неправильный»! Именно поэтому его и жалко.

 Сарада осталась в гордом одиночестве, лишь изредка посматривая на одноклассников. Она не хотела присоединяться, ибо понимала, что была лишней. Хотя бы даже из-за мыслей, что мучают ее голову в данный момент. Учиха раздумывала о возможных последствиях сложившейся ситуации. Чего не скажешь о других подростках, которые были и вовсе безучастны.

 Они искренне надеются, что все само собой рассосется. Но так ли это? Не зря же их заперли здесь. Не просто так было дано задание отыскать выход. Но вместо этого они попусту тратят время, занимаясь ерундой. Беспечность детей бывает чрезмерной. Что же будет, когда придет время решать проблему?

 Боруто продолжал прятаться под потолком на свежих деревянных ящиках, ранее служивших для почтовых перевозок. Его разум не покидали воспоминания из прошлого. Воспоминания о людях, которые научили его быть тем, кем он есть сейчас. Трудно сказать, правильно ли его воспитывали и поучали. Но будь все иначе, удалось бы ему завести столько друзей и всегда оставаться в центре всеобщего внимания?

 Недавнее событие с Химавари заставили рану на его сердце вновь кровоточить. Страх потерять единственного родного человека терзали ему душу. Младшая сестра была единственным лучиком света в жизни парня. Она полностью и целиком напоминала ему мать: черты лица, характер, повадки, привычки и особенно взгляд — искренне удивленный с нотками нежности. И эта извечная несостыковка чувств, когда он смотрел на сестру — больно и приятно одновременно.

 Узумаки продолжал крутить в своем сознании картинки того страшного дня...

Мацуяма, год назад

— Братик, переезд сегодня! — пронзительный визг мог оглушить любого в радиусе нескольких метров. Какая же крикливая младшенькая сестренка!
— Не так громко, пожалуйста. Разве ты не будешь скучать по нашему дому?
— Если со мной будут родители и братик — не буду!

Брюнетка радостно бегала со второго на первый этаж и обратно. Кажется, ей вовсе не грустно из-за переезда. Быть может, потому, что в Имабари папа наконец-то будет приходить на ужин вовремя? Обычно глава семейства Узумаки часто задерживался в офисе допоздна. И ради своих ненаглядных детей он смог отыскать работу, которая не будет занимать у него время, что он потратит на дорогих ему людей.

На часах ровно полдень. Супруги и их дети сложили вещи в машину и, вручив новым хозяевам ключи, в последний раз взглянули на старый дом. Наруто и Хината ни разу не пожалели о продаже, ведь теперь они смогут видеть друг друга гораздо чаще. Все ради любимых сына и дочери.

Их поездка только началась, а предвкушение перед неизведанным нарастает с каждым километром. Понравится ли детям школа? Каков новый дом? Что из себя представляют новые коллеги? Семья Узумаки верит, что каждый из этих вопросов найдет положительный ответ.

Химавари, мы можем спеть твою любимую песню! — мужчина за рулем посмотрел в зеркало в салоне, чтобы обратить на себя внимание малышки. Девочка радостно похлопала в ладоши в знак согласия. Женщина, сидевшая на переднем сиденье, нажала на кнопку магнитофона, и музыка заполнила салон. Все четверо стали петь песню. Даже Боруто, который чувствовал себя некомфортно, слушая ее мотив.

Иди, иди, куда бы не вел этот путь, к небесному богу придешь, но и другим давай проходить. Но и другим давай проходить. Но бесцельно лучше не бродить! Этому ребенку семь исправить лет. В храм иди скорее, совершай обет.

Мгновенье. Машина на скорости ушла вбок. Водитель резко выкрутил руль в сторону, чтобы не раздавить огромную белую змею, развалившуюся прямо посреди дороги. Странность заключалась в том, что змеи в этой местности не водятся. Но откуда она выползла?

На это вопрос мужчина и женщина, сидящие спереди, уже не смогут получить ответ. Их жизнь оборвалась в момент, когда машина врезалась в сухое дерево с торчащими ветками, насквозь пробившими тела Наруто и Хинаты. Малышка Химавари вылетела из разбитого окна прямиком на дорогу. А Боруто нехило потрясло по всему салону. Самый сильный удар пришелся на голову, отчего в ушах мальчика появился странный звук, заглушающий детский крик.

Придя в себя, единственное, что он понимал, так это то, что случилась авария. Как долго он был без сознания? Почему маму с папой положили в странные черные пакеты? Кто обидел Химавари? Кто посмел довести ее до слез? Мысли настолько сильно тревожили мальчика, что он не выдержал и снова потерял сознание...


 От собственных воспоминаний блондин сморщил лицо. Потянувшись в уху, он вытащил аппарат и попробовал прислушаться к окружающим звукам. Ничего. Кромешная тьма. От такой тишины становилось страшно. Не выдерживая давления на психику, блондин вернул прибор на место. В уголках глаз налились капельки соленой воды. Еще бы немного, и они вырвались. Вот только грохот на нижнем ярусе заставил Боруто мыслить о другом.

 Юноша шустро слез вниз, каждый раз спотыкаясь. Ради безопасности со скоростью спуска пришлось повременить. Достигнув пола, он обратил внимание, на какой высоте находился прежде. Да уж, потолки здесь неестественно были высокими. В целом помещение напоминало бункер от террористической бомбежки.

 Блондин подошел к источнику шума. На месте происшествия уже присутствовали все товарищи Узумаки. Картина была не особо выдающейся. Огромная дыра рядом с дверью, а рядом... стоял ошарашенный Металл. Из-за чрезмерных приемов он случайно задел стену и... образовал в ней проход!

 Боруто-сан, я не хотел, я... — он стал трепать друга за руки.
 — Ли, успокойся! — юноша резко обнял одноклассника. Тот был гораздо ниже Узумаки.  — Ты молодец, Ли. Большой молодец... — шептал блондин, глядя в глубь дыры. Впереди была лишь кромешная тьма.

 «Первое задание выполнено. Второе испытание — выбраться из креста живым...» — тот же голос продиктовал следующий пункт игры...

***

 Компания подростков зашла в проход и цепочкой направилась по узкому коридору из ржавых стен, что было крайне проблематично. А проблема заключалась в том, что на всю ораву нашлось лишь два фонарика, причем оба принадлежали Учихе. Один находился у впередиидущего Боруто. За ним плелся Метал, крепко вцепившийся в руку Сарады. Девушку это ничуть не смущало, чего не скажешь о Ли. Без света можно было определить оттенок красного на его щеках. Она спокойно следовала по его следам и не проронила ни слова.

 Дальше за ребятами шел Шикадай, недовольно фыркая, мол почему он идет не рядом с Боруто?! После передвигался Ивабее, держа в охапку Сумире, жалостно постанывающую от боли и страха. Сзади их поторапливал Иноджин, который сам мало-помалу передвигался. Заключала колону Толсушка Чо, светившая фонариком в обратную сторону.

 — Либо отдай его мне, либо свети вперед. Какой смысл освещать пройденный путь? — развернувшись назад, Яманака стал возмущаться на темнокожую. Та резко приблизила прожектор к лицу парня. От боли в глазах блондин прищурился.
 — Молчи и поторапливайся! Если уж учесть мое мнение, то я считаю, что в конец нужно было поставить тебя. Ты калека и медленно ходишь. Соответственно, и идти должен на моем месте! — на последнем слове она тыкнула блондина в грудь. Ребята продолжили путь.

 — Заткнитесь! Людям посредине вообще дороги не видно! — в дискуссию вступил Нара. Его негодование росло с каждым шагом. Да еще и эта чертова Учиха, по его мнению, еле шевелит копытами!
 — Р-ребята, не с-ссорьтесь... — пропищала Какей, за что сразу же была «наказана». Юйно грубо схватил ее за горло и прижал спиной к своей груди.
 — Молчать! Я не разрешал тебе говорить, шавка! — от его дерзости Сумире становилось еще страшней.

 Компания прекратила свой путь, дойдя до странного равнозначного перекрестка. Значит, это и есть «крест», о котором говорил проклятый диктор. Далее дело за малым — выбраться отсюда. Только вот что за подвох в слове «живым»?..
Узумаки осветил три неизвестных прохода и зачем-то прошедший четвертый, ударив ярким лучом по глазам товарищей. Все выглядели идентично. Концы коридоров погружены в мрак, и что в их омуте прячется — даже думать страшно. Возможно, в одном из этих путей есть дверь в помещение с Химавари? Что, если это так? Вдруг квест можно закончить раньше срока?

 — Как я сейчас завидую Денки. Небось, лежит в теплой постельке, пьет горячий чаек и читает какую-нибудь интересную мангу о борцах сумо... — заныл Метал. Он уже отпустил руку Учихи и немного отошел от шока.
 — Охринеть. Пятнадцатилетние идиоты решили поиграть с жизнью и отправились в ловушку Минотавра. По другому сие пространство назвать не могу. Знаете, я мечтала о выпуске всем составом класса, даже начала подготовку в старшую школу. А еще мне необходимо найти парня! Так какого же черта я торчу тут, с вами?! — воспользовавшись случаем с остановкой, Толсушка Чо достала из рюкзака пачку чипсов и попыталась себя успокоить.

 — Хватит жрать, толстуха! — окликнул девушку Юйно. Какей в его руках даже вздохнуть не осмеливалась. Мулатка пропустила слова юноши мимо ушей.
 — Поддерживаю! — на Акимичи обернулся Шикадай. — С такой внешностью, как у тебя, парня тебе точно не видать! Я буду рад, если тебя сожрут первой!
 — Чего сказал?! — девушка подошла к однокласснику и слегка толкнула его. Проигнорировать такое высказывание она не смогла.

 — Тихо! — крик Боруто заставил всех замолчать. — Вы слышите?..
Вся гейм-команда затаила дыхание и вскоре услышала доносящийся из параллельного коридора лай собак. С каждой секундой топот лап и гавканье становились все громче. Блондин впереди успел посветить фонариком вперед и разглядеть трех здоровых доберманов с колючими ошейниками. Какого черта он нашел время на данные действия — не понимал никто. Но никто не сдвинулся с места прежде, чем их главный во всю не заорал:
 — Валим!

 Подростки разбежались в разные стороны. Узумаки по инерции схватил за руки Сараду с Металом и направился вправо. За ними увязался Нара, в надежде присесть на хвост и не быть съеденным. К счастью, им удалось найти в тупике высокие коробки, похожие на те, что были в комнате, где их заточили. С выбросом адреналина ребята шустро забрались наверх. Оставалось дождаться, когда убежит один из псов, старательно пытающийся запрыгнуть к четверке. Ли со слезами вцепился в руку Боруто, что крайне раздражало Шикадая, пытающегося отлепить настырного каратиста от «друга». Лишь Учиха оставалась спокойной, крепко держа ладонь блондина и изредка посматривая на его обеспокоенное лицо.

 В противоположном остальной группе направлении понеслись Ивабее с Сумире, нашедшие с левой стороны вход в темную комнату. К ним пристроился Яманака, кое-как поспевавший за парочкой. Юйно присел на пол слева от прохода, прижавшись к стене. Силой он надавил рукой на рот бедняжке Сумире, отчего девушке не хватало воздуха. Справа от арки расположился Иноджин. В темном помещении никто не дышал. Мимо по коридору направлялся пес, остановившийся возле комнаты слева и развернувший на нее голову. Наверное, каждый из троицы услышал, как капли слюны падали на пол. И все это под дребезжащее рычание голодного зверя. По всей видимости, что-то впереди заинтересовало пса больше, поэтому он отвернулся и последовал дальше, после чего Ивабее наконец-то смог ослабить руку и дать однокласснице сделать глоток воздуха.

 Последняя псина поспешила за Акимичи, бегущей по тому же проходу, что и последние. В страхе ЧоЧо выключила фонарик, чтобы не привлекать внимание. Ее портфель до отказа был набит едой. Скорее всего, это и привлекло животное. А может, добермана заинтересовали телеса мулатки.
Девушка нашла проход с правой стороны, и споткнувшись на пороге, ввалилась в комнату, похожую на ту, где спрятались Яманака с парочкой. Толстушка в ужасе стала ползать по полу. Сбившееся дыхание туманило разум. Вполне очевидно, если прогуливаешь физкультуру.

 Немного оклемавшись, девушка подползла к стене. Звуки стали яснее, поэтому Акимичи уже отчетливо слышала рычание рядом с собой. Дыхание вновь участилось. Девушка всхлипывала в страхе, немного шмыгая носом. Дрожащими руками ЧоЧо включила фонарик и медленно направила свет перед собой. Три огромных красноглазых пса смотрели на нее, вешая выделения из ротовой полости на ее растрепанный портфель. Медленное приближение монстров накаляло обстановку. Мгновенье, и оглушительный визг разлетелся по всему «лабиринту»...

***

 После жутких криков Толстушки Чо прошло около получаса. Ребята из правого коридора потихоньку слезли с коробок и направились на поиски остальных. Благодаря «ауканьям», Боруто с компанией удалось найти троицу благодаря постукиванию Яманака об пол. Странная подача сигнала, но не для последнего. В таком помещении сложно сосредоточиться.
 — Все целы? — блондин осветил маленькую комнату. Иноджин уже стоял на ногах, а Ивабее... на том же месте во всю тискал Какей, мычащую от недовольства. Никто не был удивлен. Все бы было уже в порядке, если бы не обнаружилось отсутствие еще одного члена группы.
 — А где Толстушка Чо?... — медленно прошептал Боруто.
На этой фразе все пришли в себя. Даже Юйно. Подростки спохватились искать одноклассницу, громко крича ее имя, пока не обнаружили впереди еще один проход.

 Приблизившись к арке, уже можно было услышать странное плямканье. Узумаки аккуратно посветил в комнату, не заглядывая в нее. Убедившись в достаточном уровне безопасности, он махнул рукой, и все присутствующие медленно зашли в комнату. Картинка перед глазами заставила Сумире с ужасом ахнуть и закрыть рот руками, а Ли вовсе потерял сознание. Четверо парней и девушка в очках были в не меньшем ужасе.

 На полу лежала полусъеденная ЧоЧо, которую что ни на есть в прямом смысле обгрызали трое доберманов. Рядом с ней валялся разорванный портфель с нетронутой едой. Как только на одного из псов упал свет фонарика, он тут же стал лаять, привлекая к ребятам остальных собратьев. Вот только зря они отвлеклись от трапезы...

 Три выстрела — три трупа. Все внимание воцарилось вокруг ошалевшего Нары, державшего в руках пневматический пистолет. О том, что он с детства занимался разновидной стрельбой — парень умолчал. Ведь тогда бы каждый из присутствующих заставил бы его застрелить собак еще в самом начале. А делать он этого не хотел по собственной драме минувших лет. Ну да, кто же в такие-то моменты будет думать о жизни? Команда пребывала в шоковом состоянии, никто не решился отругать товарища. И все же Боруто умолчать не смог.

 — Что ты там говорил? Будешь рад, если ее первой сожрут? — все еще не отойдя от случившегося и рассматривая труп темнокожей девочки, прошептал Узумаки. — У меня для тебя хорошие новости...

QUEST. Глава 3

Ненасытность в еде — эмоциональный феномен, знак того, что что-то гложет нас изнутри.

     ©Питер де Врайз


Из чего состоит человек? Разумеется, из пищи! Давно известен факт, что человек есть то, что он ест. Так мне говорили в детстве. Страсть к еде с рождения являлась неотъемлемой частью меня, а прозвище Толстушка Чо — вторым именем. Сколько себя помню, у меня всегда был лишний вес, с которым расставаться я не планировала. Мне нравилось быть толстой. Нравилось много кушать и поправляться еще сильнее. Нравилось все, что связано с едой.

С ранних лет мама твердила мне одну вещь: «Не бойся терять. Кроме килограмм, конечно! Твое пышное тело — твоя индивидуальность, и никто не смеет обвинять тебя в том, что ты не такая, как все!». Наверное, именно это и помогло мне выработать в себе самодостаточность.

У меня никогда не было подружек. Я сейчас говорю о настоящих подругах, а не о тех лицемерках, что променяют тебя на дружбу с самой популярной сучкой в классе. Мне кажется, лучше вовсе не иметь подруг, чем дружить с такими стервами. По этой причине я никогда не играла с девчонками и всегда оставалась в стороне. С мальчишками дела обстояли еще хуже — мое непонимание этих существ останется неизменным. Единственный мужчина, которого я понимала, был отец.

В младшей школе меня часто дразнили и издевались. Что я делала в ответ? Ровным счетом ничего. Абсолютно. Мне было совершенно плевать, что думали о моем внешнем виде и какие пакости мне устраивали. Я любила себя и считала себя идеальной. По мере взросления шутки перешли в оскорбления, а издевки стали более жестокими. Я по-прежнему не обращала внимания на гадости одноклассников, ибо продолжала верить в то, что являюсь лучше других. Тогда они перешли к крайним мерам.

Дорога домой после уроков часто заканчивалась для меня... ммм... кроваво. Думаю, это подходящее слово, учитывая то, как я выглядела после драк с этими уродами. К счастью, мое тело слабо чувствовало боль, поэтому когда меня избивали, я не издавала ни звука и держала на лице невозмутимую гримасу. Папа с мамой очень переживали, видя мои синяки и ссадины, а я лишь улыбалась и говорила им воспринимать это, как зависть со стороны окружающих.

Мои родители растили меня в любви и никогда ни в чем не ограничивали. Особенно в еде. Я была долгожданным желанным ребенком. Именно их любовь не давала мне страдать от плохого отношения сверстников. Эти двое дали мне самое главное — чувство нужности. Для меня не было ничего дороже и драгоценней их любви ко мне. Мне оставалось лишь любить их в ответ, не прекращать смеяться и, конечно же, кушать до отвала.

Примерно с начала поступления в среднюю школу избивать меня уже побаивались, а вот подшучивать даже и не думали прекращать. Впрочем, ничего не изменилось — мне было все равно. Парни делали вид, что меня не существует. Девушки же нередко любили пошушукаться о том, как я ужасна. Меня это, как обычно, не торкало.

Был один случай, когда одна из одноклассниц вновь пустила в мой адрес колкость, назвав меня коровой, намекая на большую и «некрасивую» грудь, наш новенький ученик, усевшись на стол преподавателя, выдал следующее:
— А ты что, завидуешь, плоскодонка?

Класс опешил. Это был Боруто Узумаки. Он провел в школе всего пару недель, но уже смело высказывал свое мнение и не стеснялся заявлять о себе, что было крайне нехарактерно для новеньких в нашем учебном заведении. Этот парень быстро набрал популярность как среди мужской половины класса, так и среди женской. Особенно, женской. Боруто был кем-то по типу борцов за справедливость. Он отстаивал свою точку зрения и заступался за каждого, кому была необходима защита. Н-да, последнее меня смущало больше всего.

— Не стоит заступаться за меня. Не нуждаюсь в помощи со стороны, — сидя за своей партой, я демонстративно закинула ногу на ногу и скрестила руки на груди.
— Вижу, что не нуждаешься, — парень ухмыльнулся мне и перевел взгляд на девчонку, что обозвала меня. Той, кажется, стало не по себе. Узумаки слез со стола и стал медленно идти к ней. Все замерли в ожидании неизвестного. Никто не знал, на что способен этот юноша.

— Просто мне стало интересно, почему она обозвала тебя коровой, сама при том не имея достоинств? — он приблизился в однокласснице вплотную. Так, чтобы та не смогла убежать. — Пытаешься самоутвердиться за счет оскорблений? Я уверен, что Толстушке Чо ничего не стоит размазать тебя об стену, как последний кусок дерьма. Давай подумаем, почему она еще не сделала этого? Хочешь, я отвечу тебе за нее? Ей на тебя наплевать. Так же, как и всем в этом гребаном классе. Считаешь себя особенной? Спустись с небес! Ты ничем не лучше других, чтобы шутить о недостатках, поэтому знай свое место.

Он наконец отстранился от нее, после чего девушка в слезах выбежала из класса. Она училась со мной в младшей школе и была зачинщиком всех «темных», что мне устраивали. Вот она, карма — бьет в цель и до крови. Ребята столпились вокруг Боруто и принялись увлеченно обсуждать его поступок, а девчонки друг поперед другом стали «стрелять сердечками из глаз», глядя на него. Лишь одной мне становилось не по себе.

Впервые мою голову посетила мысль о том, что мой лишний вес является недостатком, а не достоинством, как я привыкла считать. Этот парень заставил меня так думать, из-за чего я воспылала к нему неприязнью вперемешку с огромным интересом. Он не был похож ни на кого из моих знакомых. От него веяло спокойствием и опасностью, дружелюбностью и замкнутостью, великодушием и эгоистичностью, искренностью и подлостью. Кто ты вообще такой, Узумаки Боруто?

И сейчас, чувствуя, как от меня отрывают куски собственной плоти эти проклятые доберманы, я поняла, почему он тогда так сказал. Шутка о недостатках. Выходит, мою идеальность навязали мне родители. Так что же получается? Всю жизнь я стремилась к лишнему весу — «совершенству», чтобы в конечном итоге меня съели собаки, «уничтожив полученный результат»? Вот ирония!

Я уже почти ничего не ощущаю. Разум туманится, и скоро тело испустит дух. Найдут ли Боруто и остальные мой труп? Смогут ли вернуть его моим родителям? Устроят ли в школе неделю памяти в мою честь? Быть может, они проведут ярмарку?

Я думаю об этом на грани смерти... Ты неисправима, ЧоЧо Акимичи! Все такая же безразличная к происходящему вокруг. Даже к себе. О какой любви к собственной натуре может идти речь, если я даже не боюсь умереть, будучи пятнадцатилетним подростком? Вот она, — чертова шутка о моих недостатках, которых, как оказалось, было излишне много.

Интересно, смогут ли ребята выбраться из этого чертового подвала?..

***

 Лязг оружия об пол заставил опомниться после случившегося. Нара схватился за голову и, облокотившись спиной об стену, скатился по ней. Боруто с ненавистью смотрел на одноклассника, сжав кулаки до побеления костяшек. Он не мог даже пошевелиться из-за накапливаемой ярости. Напряженное молчание резало по нервам, не говоря уже о мерзком запахе, что заполнял комнату.

 Ивабее схватил «подружку» и закрыл ей глаза, дабы на одного бессознательного не стало больше. Ли так и не очнулся. Яманака схватился за рот и вышел из комнаты. Наверное, это была самая адекватная реакция. Брюнетка в очках подошла к полусъеденной однокласснице, лежавшей на полу, и присела рядом с ней на корточки, внимательно изучая труп.

 — Эй, ты чего удумала? — грубо обратился к девушке парень, сидящий на полу. Терпению Узумаки пришел конец. Он грубо схватил Нару за шкирку и поднял на ноги.
 — Думаю, что-то более сообразительное, нежели скрывать от других наличие оружия, когда тебя и твоих приятелей хотят сожрать трое голодных доберманов! — прошипел сквозь зубы Боруто, толкнув брюнета в сторону застреленных псов. Шикадай слегка оклемался и схватил блондина за футболку.

 — А что я, по-твоему, должен был делать?! — Нара отпихнул товарища. Между парнями завязалась потасовка. Юноши стали трепать друг друга за одежду, пытаясь повалить на пол.
 — Не быть дураком и застрелить этих тварей сразу! Сделай ты так, ЧоЧо бы осталась жива!
 — Она была лишь грузом — существенным грузом! Какое тебе вообще до нее дело? Сдохла, и хрен с ней!
 — Мразь!.. — блондин врезал однокласснику справа, отчего тот упал на пол. Шикадай шустро поднялся и набросился на Узумаки.

 Ивабее пришлось оставить Какей и предотвратить конфликт разбушевавшихся ребят. Юноша оттащил Шикадая, однако Боруто не стал медлить. Вытерев разбитую губу, он с новой силой пошел на брюнета. Парни вновь вцепились в друг друга, вместе грохнувшись на землю.
 — Вы чего творите? Нашли время! — кричал Юйно, пытаясь влезь между одноклассниками.

 Сумире тем временем пыталась привести в чувства отключившегося Ли. К ней присоединился Иноджин. Девушка с парнем оттащили толстобрового в коридор. Какей достала из сумочки спиртовые салфетки и стала водить возле носа Металла. Мальчишка стал морщиться и понемногу приходить в себя. Сумире и Иноджин переглянулись и обменялись улыбками. Щеки блондина накрыл румянец, и он опустил взгляд. Девушка удивленно пыталась рассмотреть его лицо, но Яманака грубо отвернулся от нее.

 Драка между Узумаки и Нарой продолжалась. Лица обеих уже были хорошенько «отшлифованы», а одежду украсили бардовые рисунки. Ввиду ругательств и обвинений с обеих сторон удары становились сильнее. Бедный Ивабее уже несколько раз случайно получил в морду. Вакханалия прекратилась, когда заговорила «та, что всегда молчит»:

 — Тело ЧоЧо нужно сохранить. Мы должны отдать его ее родителям, когда выберемся. Так будет правильно, я считаю.

 Тихий, размеренный, утопающий. Ее голос звучал словно музыка, способная заглушить любой звук. Вся компания застыла на месте. Это дало Юйно преимущество, и он наконец-то разнял товарищей. Боруто медленно подошел к брюнетке и присел рядом с ней. Посмотрев сначала на нее, а затем на труп, он устало закрыл глаза.

 — Нужно ее чем-нибудь накрыть, — предложил Узумаки. Поднявшись на ноги, он снял с себя пыльную мастерку, а затем футболку с брызгами крови, после чего укутал ими труп Акимичи. Юйно тоже пожертвовал своими жилетом и майкой, а Нара нехотя бросил на девушку окровавленный свитер. Оголенный торс юношей привлек внимание Учихи, что заставило парней смутиться.

 Шикадай с Ивабее убрали дохлых собак подальше от тела толстушки, чтобы не дать насекомым шанс на лишний обед. В комнату вернулись двое юношей и девушка. Металл сглотнул ком в горле и тихонько прошелся по комнате. Заметив на полу грязный портфель, он шустро посмотрел содержимое, и обнаружив большое количество еды, предложил взять его с собой. Все единогласно согласились. Кушать-то хочется. Ребята уже собирались уходить, позабыв о последней важной детали.

 — Д-давайте пом-молимся з-за ее душу... — прошептала Сумире, вытирая глаза от слез. Боруто положил на ее плечо руку, дабы успокоить, отчего девушка слегка покраснела. Удивительно то, что уже длительное время Юйно не приставал к ней. Это делало Какей по-настоящему счастливой.

 Подростки присели на колени. Грязный пол уже не смущал. Каждый сложил руки и закрыл глаза. Акимичи ЧоЧо не была популярной, не являлась хорошим человеком или той, ради которой мог бы плакать весь мир. И все же она была человеком, заслуживающим молитв. Наконец комната была покинута. В ней осталась только страшная история о убийстве трех псов и смерти девочки, что любила вкусно поесть...

***

 Команда продвигалась по коридору в обратную сторону. Никто не решался заговорить. Чувство вины за смерть Акимичи гложет каждого из подростков. Они больше не смогут сказать ее родителям банальное «здравствуйте», т.к. уверены, что отец и мать ЧоЧо будут винить в смерти дочери именно их.

 Дойдя до середины перекрестка, Узумаки остановился. Все столпились позади него. Он томно смотрел вглубь темного коридора, из которого выбежали те ненавистные псы. Ребята внимательно смотрели на одноклассника.
 — Туда нам надо... — серьезно заявил блондин. Из глубины прохода доносилось лишь глухое эхо. Ни единого лучика света в конце — сплошной мрак.

 — Слушай, Боруто... — аккуратно начал Ивабее. — Я не из трусливых, но не так давно одного из нас сожрали собаки, и мне бы не хотелось испытывать судьбу, снова вляпавшись в подобное дерьмо. Может, оставишь эту затею?
 — Ты, должно быть, издеваешься. Мою сестру похитил какой-то псих, который дает мне указания, как к ней добраться... — на лице блондина застыла гримаса ненависти и отчаяния. Больше всего на свете он боялся потерять единственного родного человека.

 — А что, если он вводит тебя в заблуждение?.. — жалостливо добавил Ли. — Вдруг твоя сестра находится вовсе не здесь...
 — Выполнять задания — это единственный способ проверить достоверность его слов. Поэтому я буду делать все, что он мне скажет. Плевать, что это будет. Я должен найти и вытащить отсюда Химавари! — Узумаки рванул прямо вглубь темного коридора. Вслед за ним направились остальные.

 Каждый шаг давался все трудней и трудней. Воздух в узком проходе становился тяжелее. Стены сужались. Кислорода категорически не хватало. Компания продолжала свой путь, не отставая от парня с фонариком. Этот коридор отличался от предыдущих. Здесь не было комнат, как в проходе слева. Не было коробков. Да и казался он темнее, чем другие.

 В самом конце находилась деревянная арочная дверь, выкрашенная в черную краску. На ней были вырезаны различные узоры, а в центре — битва ангела и демона. Боруто внимательно осветил каждый миллиметр орнамента: множество мелких надписей, но больше всех заинтересовала «записка» из каменных букв, что висела над дверью — «Fronti Nulla Fides. Audi, Multd, Loquere Pauca. Memento Mori.».

 — Знаете, в фильмах люди сначала ищут перевод к таким надписям, а только потом снимают замки... — неуверенно прошептал Ивабее. Ему было так страшно, что он даже забыл про бедняжку Какей. Сумире тихонько стояла позади всех, довольствуясь свободой. Рядом с ней находились Иноджин и Шикадай. Металл с Сарадой стояли впереди них.

 Учиха аккуратно продвинулась мимо Юйно и подошла ближе к двери. Все смотрели на нее. Девушка стала внимательно читать надпись. Боруто с интересом следил за каждым движением ее глаз. Юношу словно гипнотизировала их темнота. Из-за очков сразу и не понять, какого они цвета.

 — «Не доверяй внешности. Меньше говори, больше слушай. Помни о смерти.», если не ошибаюсь... — закончив перевод, девушка с придыханием перевела взгляд на блондина. Боруто изучал каждый дрогнувший мускул на ее лице. Слово океан утонул во тьме, или сама тьма провалилась в океан — так выглядело то, как они смотрели друг на друга.

 — Ладно, давайте уже зайдем! — вырвался вперед Нара и толкнул дверь, прервав весь романтический момент. Учиха и Узумаки сразу же опустили глаза в пол.
 — Хороший выбор... — с ухмылкой шепнул Юйно на ухо блондину, за что получил неодобрительный взгляд и пинок в плечо. — Да я ж без всякого...
 — Идемте уже! — Ли затолкал всех вперед, и дверь захлопнулась...

 За ней оказался просторный уютный зал с кожаными диванами и стеклянными столиками на металлических ножках. Играла приятная джазовая музыка. Стены сделаны из дамасской стали перламутрового оттенка. Пол покрыт черным ковролином. Потолки имели зеркальный вид. На входе стояла молодая девушка, одетая в костюм официанта. Заметив гостей, она строго поклонилась новопришедшим.

 — Добро пожаловать. Я ждала вас. Пожалуйста, пройдемте за мной, — на лице незнакомки совершенно не было эмоций. Она молча развернулась и стремительно направилась вглубь зала. Ребята скоропостижно последовали за ней, чтоб не отстать. Боруто несколько раз пытался обратиться к официантке, однако та игнорировала каждую попытку.

 — Мне это напомнило одно аниме, где после смерти люди попадали в бар, а потом играли в азартные игры на право попасть в рай, — саркастически заявил Ивабее.
 — Только подумал про «Парад смерти»! — дрожащим голосом воскликнул толстобровый. — Что именно она имела в виду, когда сказала, что ждала нас?.. — он судорожно оглядывался на странных официантов, обслуживающих еще более странных клиентов.

 Девушка наконец остановилась и указала рукой на большой столик рядом с баром. Вся компания уселась на диваны и решила немного расслабиться, приняв происходящее как вознаграждение за выполненное задание. Теперь оставалось только дождаться следующего. Будет чудесно, если оно окажется последним. Меню, что дала официант, не имело цен.

 — Все, кроме напитков в баре, бесплатно. Однако если вам нет двадцати, напитки из бара вам запрещены, — голос девушки звучал словно механически. — Вы решили, что хотите заказать?
 — Ребята, я отойду ненадолго. Думаю, здесь и правда безопасно. Поешьте, как следует, — Боруто привстал с дивана, однако был дернут за руку. Он обернулся.
 — Осторожней. Люди за столиками и на людей-то не похожи. Будь начеку, — Шикадай серьезно посмотрел на товарища, получив в ответ неспешный одобрительный кивок. Несмотря на недавнюю перепалку, эти двое понимали, в каком положении они находятся.

 Кинув взгляд на товарищей, что-то обсуждающих с официанткой, Узумаки успокоился, и подойдя к бару, уселся за высокий кожаный табурет на изогнутой ножке. Стойка была сделана полностью из черного мрамора. На ней отражались лучи диско-шара из центра зала. В стене располагались длинные полки, на которых почетно красовались бутылки благородных напитков. Большинство даже не были продукцией Японии. Что делает дорогущий алкоголь под землей старой станции? Что вообще здесь делает такой роскошный бар?

 За стойкой стояла девушка, чья внешность была практически идентична официантке. Она то и делала, что протирала поверхность от капель, пролитых с бокалов и рюмок. При виде Узумаки девушка не поменялась в лице, однако прекратила любые действия.
 — Чего желаете, Господин? — бармен наклонилась к лицу юноши. Ее физиономия была подобна фарфоровой кукле — никаких признаков живого существа.
 — Мы выполнили задание. Где моя сестра?

 Глаза девушки откатились в разные стороны — вверх и вниз. Ее челюсть упала, открывая вид на мигающий красный маячок во рту. Бармен свалилась на стойку в неестественной позе. Из ее глотки зарычал вой сигнализации. Музыка прекратилась, а диско-шар сорвался с потолка, разбившись вдребезги и лишив помещение света. Остальные официанты свалились на пол. Компания ребят быстро вскочила с мест и столпилась у бара, окружив блондина.

 — Что происходит, Боруто?! — закричал Ивабее. — Мы заказали по рамену и графин сока, а эта чудачка упала замертво.
 — Не теряйте бдительности. Что-то здесь не так... — Узумаки слез с табурета и встал впереди товарищей, включив фонарь. Рука предательски дрожала, отчего луч фонаря дергался, не давая рассмотреть обстановку.
 — Ты же сказал..! — завопил Нара и тут же был атакован «тсыканьем» со всех сторон. Подростки затаили дыхание в ожидании самого страшного. Вдруг сирена прекратилась. Спустя несколько секунд прозвучало сообщение, ради которого ребята, собственно говоря, и пришли.

 «Второе задание выполнено...»

QUEST. Глава 4

  Воспитание — великое дело: им решается участь человека.

     ©Виссарион Белинский


Женщины... Еще одна загадка человечества. Не то, чтобы я ненавидел женщин. Нет-нет. Ни в коем случае. Просто я всегда расценивал их как объект самоудовлетворения. Ведь что дает нам женщина? Заботу, ласку, уют и... удовольствие. Возможно, это глупо, когда пятнадцатилетний молокосос рассуждает на, казалось бы, взрослые темы, но да — я сейчас говорю о сексе.

Мои родители — специфические люди. Про таких, как они, говорят «не такие, как все». С детства они прививали мне некое «качество», как раскрепощенность. Именно поэтому их часто вызывали к директору на протяжении всей моей младшей школы. Я частенько мог притащить в класс порно-журнал, который брал из папиного рабочего стола, или же подсмотреть за одноклассницами в туалете, однако мне никогда не влетало за мои проделки. Наоборот.

«Ивабее, ты не должен стесняться подобных вещей. Стыд сковывает человека и не позволяет ему слушаться зову природы. Люди рождены для того, чтобы удовлетворять свои потребности. Поэтому поддайся желаниям своего тела!» — вот, что мне говорила мама.

Она никогда не следовала правилам и творила все наперекор обществу, на что и папу направляла. Такое понятие, как измена, в их супружеской жизни не существовало. Они занимались подобными вещами где хотели и с кем хотели. Я даже не могу быть уверен, является ли мой отец мне кровным родственником. С одной стороны это здорово, ведь тебя не связывают правила и запреты. Но разве не должен существовать предел?

Когда я только-только перешел в среднюю школу, родители решили потратить деньги, что копили с момента моего рождения, на путешествие. Разумеется, они оставили долю сбережений и мне, но я сомневался, будет ли все хорошо. Легкомысленность родителей, оставивших меня — двенадцатилетнего мальчишку, — могла обернуться большими проблемами. Они лишь попросили меня следовать тому, чему учили. Если перефразировать, то прозвучало бы примерно так: «будь хорошим мальчиком и води домой как можно больше блудных девиц».

Шли годы. Я взрослел, учился, заводил друзей, позабыв о «воле» родителей. Мне казалось, что еще не время. Что я делаю все правильно, не торопя событий. Я копил, копил и копил. До одного момента. Однажды, не выдержав давления собственных мыслей, я сильно подрался. К счастью, школу это не затронуло. В тот же день ко мне подошел один парень. Мы встретились с ним в парке, поздно вечером. Он подсел ко мне на скамейку и протянул платок.

— Вытри кровь. Совсем не круто смотрится, — лицо показалось мне знакомым. Это был новенький из моего класса, Узумаки Боруто. Я принял его предложение и поблагодарил. Мы просидели молча какое-то время, думая о своем. Не знаю, что нашло на меня в тот вечер, но я сорвался и рассказал ему всю свою историю. Он ни разу не перебил меня. Когда я закончил говорить, парень удивленно посмотрел на меня и рассмеялся. Странная реакция, как мне тогда показалось.

— Я впервые встречаю такого открытого человека! Здорово, что ты умеешь быть честным! Знаешь, противостоять воспитанию родителей трудно. Не важно, плохо ты поступаешь, или хорошо. Если это заслуга мамы и папы, тогда все в порядке. Просто делай то, чему тебя учили, и ты сам не заметишь, как груз упадет с твоих плеч, — он говорил об этом так легко, без сомнения в голосе, повторяя слова дорогих мне людей, что я невольно поверил ему и последовал тому самому «зову природы».

Но я совру, если скажу, что так меня воспитывали Родители. Так меня воспитала Мама. Отец лишь потакал ее взглядам и убеждениям, отчего встрял под ее каблуком. Наблюдая за ним, я решил, что не стану таким, как он. Я буду таким же, как моя мать — сам буду получать власть над своими партнерами. Честно говоря, она воспитывала меня, как мужчина воспитывает мальчика. Мама всегда была сильнее, чем отец. И я рад, что стал таким же, как она. Рад тому, что не отказался от ее взглядов. Плохо это, или хорошо — неважно. Я не буду сопротивляться собственным желаниям.

Этот квест — еще один подарок судьбы. Моя одноклассница, Сумире Какей, никогда не вызывала у меня интереса, но, поймав волну слухов об этой девчонке, я посмотрел на нее другими глазами. Я захотел ее. И я добьюсь своего, чего бы мне это не стоило...

***

 Тик-так, тик-так. С каждым движением секундной стрелки на наручных часах Шикадая сердца бились быстрее и громче. Все затаили дыхание. От тихого мычания до грозных рыков тишина растворялась в жутких звуках. Осветив фонариком помещение, Боруто увидел, как «посетители» (еще минуту назад) надвигаются в сторону его команды с вряд ли дружелюбными мотивами. Это были не люди, а безликие куклы в повседневной одежде и париках. Неизвестно, кто сейчас ими управлял, но ясно было одно — просто так они не отстанут.

 — У меня две новости — хорошая и плохая. С какой начать? — Узумаки был проигнорирован на фоне страха и недоумения ребят, поэтому продолжил без ответа: — Хорошая заключается в том, что это всего лишь манекены, поэтому даже если их «убить», ничего страшного не произойдет.
 — А плохая?! — истерически завопил Метал. Все приготовились к жуткому вердикту.
 — А плохая...

 «Следующее задание — избавиться от мусора...» — все тот же голос диктует указания, перебив юношу.

 ...Похоже, именно мы и должны их «убить». Придется драться.
 — Ты сдурел?! — Ивабее был на грани. — Сейчас неподходящее время строить из себя героя сенена!
 — Уз-зумаки-кун, ч-что нам делать с У-Учихой-с-сан? — Сумире стояла позади всех. — Н-не думаю, что н-нам удастся од-долеть кого-нибудь из-з них.
 — Я буду защищать...

 — Нет необходимости, — отбив барным табуретом атаку одного из «клиентов», брюнетка махнула головой, поправив выбившуюся прядь. — Я ручаюсь за безопасность Какей-сан. К тому же ты сам сказал, что это всего-лишь марионетки, так ведь? Значит, проблем возникнуть не должно. Мы должны пройти этот чертов квест. Следовательно, нужно выполнить задание.
Никто и представить не мог, что Сарада первая вступит в драку. Ребята доверились ей, ибо сейчас девушка выглядела намного уверенней, нежели в их первую встречу. Возможно, так влияет на нее ситуация, в которую попали подростки. А может, причина кроется в другом...

 — Ты стала разговорчивей, — блондин похвалил девушку. Та лишь улыбнулась краешком губ, чем немного смутила юношу.
Парни присоединились к Учихе. Боруто и Ивабее стояли спиной друг к другу, сражаясь в рукопашную. Метал проявлял свои отточенные навыки боевого искусства, в дребезги разбивая нападавших. Сарада продолжала отбиваться подручными предметами, стараясь держать позади себя до ужаса напуганную Сумире. Шикадай отстреливал кукол поменьше, прячась за барной стойкой.

 — Осторожней! — Ивабее заметил позади Нары марионетку с разбитой бутылкой в руке. В тот же момент в голова куклы через уши была проткнула средней длинны кинжалом. На самом острие виднелась гравировка фамилии владельца. Яманака вытащил оружие и свалил куклу на пол.
 — Еще один тихушник... — возмутился Узумаки. — Нельзя сразу сказать, что у тебя с собой нож?!
— Я использую его только в крайних случаях, — Иноджин проделал то же самое уже с десяткой марионеток. — Цельтесь в головы. Там аккумуляторы.

 Подростки продолжали вести бой. Проблемой было то, что через какое-то время не до конца потерпевшие поражения куклы приходили в себя и вновь нападали. Невозможно с одного удара снести черепушку. Все были на пределе.
 — Да им конца и края нет! — третий раз отбив одного и того же манекена, Юйно продолжал драться. Дыхание сбилось, отчего начинало темнеть в глазах.

 Все, кроме Какей, были готовы сдаться. Сумире корила себя за свою беспомощность. Девушка действительно не могла сражаться. Но должно же быть что-то, что она в силах сделать?..
Осмотревшись, Какей заметила над баром странный мигающий маячок. Неизвестно, что это могло быть, однако единственный шанс проверить — исследовать его. Но как?

 Девушка осторожно отошла от Учихи и на четвереньках поползла за стойку. Нара не заметил ее, сконцентрировавшись на стрельбе. Сумире тащила за собой два табурета. Главное — сделать все быстро и без колебаний. Безопасно установив конструкцию, она залезла на барный стол, а затем попыталась запрыгнуть на верхний табурет. Еще бы чуть-чуть, и девушка свалилась бы вниз, но нижнюю часть «лестницы» кто-то придержал...

 — Ты чего творишь?! — кричал ей Яманака — единственный, кто действительно следил за ее безопасностью. Учиха, заметив отсутствие подопечной, заколебалась и чуть не получила удар от врага. Нара успел отстрелить нападавшего, после чего брюнетка стала искать по залу одноклассницу.
 — Т-там что-то м-мигает..! Я х-хочу пос-смотреть..! — из-за рева кукол практически невозможно было услышать тихий девичий голос, поэтому приходилось кричать. Сумире взобралась на стул и затем аккуратно стала подниматься в полный рост.

 — Ты же сейчас упадешь! — Иноджин в страхе смотрел на нее.
 — Н-не зас-ставляй меня опус-скать г-глаза вниз..! — у нее наворачивались слезы, но она продолжала задуманное. Мигалкой оказался питательный блок с рубильником. Какей сразу сообразила, что это «двигатель клиентов», вот только на самом аппарате не было кнопки активации. Управление куклами ведется из другого места. Однако также у прибора есть «стоп-кран» в случае «непредвиденных» ситуаций. Девушка схватилась на выключатель и стала тянуть его вниз. Все внимание команды перевелось на нее.

 Страшно представить, что может произойти, если она свалится с этой «башни», ведь внизу валяется огромное количество разбитых бутылок.
 — Слазь оттуда! Ты его не выключишь! — никак не успокаивался Яманака.
 — Поддерживаю! Только зря время тратишь! — присоединился к нему Нара.
 — Идиотка! Немедленно спускайся! — Юйно рвал и метал.
 — Какей-сан, как ты улизнула от Учихи-сан?! — Метал в шоке подбежал к обескураженной брюнетке, чтобы помочь. Сарада молчала, ведь именно она виновата в том, что человек, которого она решила защитить, оказался в подобной ситуации.

 Сумире зажмурилась и неохотно тянула рубильник вниз, продолжая выслушивать ругань одноклассников. В голове всплывали воспоминания. «У тебя ничего не получится!». «Ты слишком слаба!». «Лучше бы тебя вообще не было!». Моменты прошлого проносились перед глазами, заставляя Какей все больше сомневаться в собственных действиях. Стоят ли ее усилия чего-то? Есть ли вероятность, что у нее получится? Девушка закусила губу до крови и уже хотела прекратить неудачную попытку помочь, но...

 Не сдавайся!
Этот голос она узнает из тысячи. Девушка повернулась на Узумаки, который с надеждой смотрел ей в глаза. Не скажи он тогда то же, что сейчас, она бы ни за что не допустила мысль о том, чтобы спасти своих товарищей. Благодаря Боруто Сумире смогла побороть саму себя и сейчас находится в шаге от победы.
 — Если сдашься сейчас, все потеряет смысл! — блондин продолжал мотивировать одноклассницу. — Постарайся! Я в тебя верю!

 Этих слов было достаточно. Девушка кивнула юноше и вложила всю мощь, чтобы спустить кран до середины. Далее дело оставалось за малым. Вот только сил уже не было. Осознав свое положение, Какей решила пойти на жертвы. Она ухватилась двумя руками за ручку, и оттолкнув стулья, повисла на ней. Рубильник медленно опускался вниз, пока не достиг предела. Звуки прекратились, а марионетки свалились на пол. Подростки вылезли из под завалов кукол и устремили внимание на «парившую в воздухе» одноклассницу.

 «Задание выполнено... Следующее задание...» — сообщение оборвалось.

 В этот момент руки спасительницы достигли своего предела, и хватка ослабла. Какей сорвалась и полетела вниз. Она не жалела о своем поступке. Лишь приятная грусть. Конечно, смерть не настигнет ее после такого падения, но сильные травмы можно гарантировать. Мысли Сумире прервались, когда ее тело свалилось в теплые сильные руки. Она подняла взгляд и увидела Яманака, смотревшего на нее с горькой улыбкой.
 — Ты большая молодец, — парень аккуратно поставил одноклассницу на ноги. — Прости, что не поверил в тебя. Впредь этого больше не повторится.
 — С-спасибо... — девушка ответила ему той же улыбкой. Как будто душу обволакивал теплый мед. Такие ощущения Какей оставил Иноджин. Что бы это значило?..

 Боруто-сан... — Ли осторожно обратился к поникшему Узумаки. Связь оборвалась, когда должен был прозвучать следующий пункт действий. Ситуация в команде подхлестнула надежду на спасение. Никто уже не верил, что есть возможность выбраться из здания.
 — Предлагаю следующее: хорошенько отдохнуть и отправиться на поиски Химавари, — заговорила брюнетка. Несмотря на ее последние действия, удивление на ее речь среди ребят не исчезло.
 — У нас нет времени отдыхать. Лучше сразу перейти ко второму варианту. Хотя я сомневаюсь, что мы добьемся чего-нибудь толкового...

 Ты предлагаешь сдаться? — слова девушки привел юношу в чувства. — Ведь если сдашься сейчас, все потеряет смысл.
Учиха смотрела на блондина с победной улыбкой. Он ухмыльнулся ее хитрости. Лишь тем, что она его процитировала, у нее получилось заставить Узумаки отбросить все сомнения по поводу спасения сестры. Этим девушка и притягивала его. Юноша видел в ней человека из прошлого. «Боруто...» — в голове эхом прозвучал ласковый нежный голос, по которому он так скучает.

 — Мама... — блондина на мгновенье сковала печаль, но после его настроение ушло в противоположную сторону. — Снимите одежду с манекенов. Нам нужны чистые вещи. Осмотритесь на кухне и добудьте пропитание. Если кому-нибудь удастся найти горячую воду — этому счастливчику достанется лишняя часть припасов. Давайте, ребята, сделаем это!
Атмосфера приобрела блеклые краски. Ивабее и Метал пошли на поиски еды, а Сумире и Иноджин взялись за одежду. Шикадай предложил Сараде поискать вместе с ним и Боруто выход из бара.

 — И еще... — он обратился к брюнетке. — Спасибо, — юноша улыбнулся, на что девушка ответила взаимностью и согласилась помочь с поисками. Все было хорошо. Никто даже не подозревал, что за ними наблюдают...

Интересно, — темный силуэт сидел за компьютером, переключая камеры наблюдения. Освещения в комнате не было, однако свет, падающий от монитора, придавал пространству белый оттенок.
Болт ищет тебя, Хима, — он развернулся на маленькую спящую девочку, прикованную к стене. Она опустила голову, упершись подбородком в грудь. Ее полосы касались пола, но не пачкались.
Похоже, мне пора с ним повидаться, — в темноте глаза человека горели желтым пламенем. Пламенем мести...

***

 — И как ты это делаешь, Метал? — Боруто до сих пор не может поверить в то, что произошло.
 — Не знаю. Может, у меня дар? — рассмеялся юноша в трико.
Компания подростков в который раз перемещалась по длинному узкому коридору. Впереди всех шел Ли, так как именно он нашел выход из бара за печью на кухне. Позади Узумаки шли Сарада, Шикадай и Иноджин, а заключали колону Юйно и Какей. Высокий парень снова принялся мучить девушку. Яманака заметно злился на действия одноклассника, но старался сдерживаться.

 Рассмотрев еле видимый проход справа, Ивабее шустро забежал в него, закрыв девушке рот. Остальные члены команды не заметили отсутствия еще двоих. Даже Яманака не сразу обнаружил пропажу девушки, за которой он старается приглядывать. Юйно это было на руку. С трудом осмотрев комнату, он не нашел никаких жизненных угроз и вздохнул с облегчением. Теперь можно и развлечься!

 Швырнув девушку в угол комнаты, он хищным взглядом осмотрел ее с головы до ног и стал расстегивать ремень на своих штанов. Сумире в ужасе наблюдала за действиями одноклассника, и с каждым его шагом в ее сторону, все сильнее прижималась к стене.
 — Й-Юйно-кун, ум-моляю, не н-надо... — ее сердце билось так сильно, что блузка в районе груди слегка подрагивала от пульсации.
 — Тихо, — юноша навис над девушкой. Он разорвал ей блузу, после чего стал трогать молодую грудь маленьких размеров. — Не привлекай внимания. Мы позже присоединимся к группе.
 — Ю-Юйно-к-кун... П-про-ошу... — лежа на спине, девушка стала чувствовать, как в уши заливаются слезы, отчего звуки вокруг притупляются. Отрывки прошлого не оставляют ее в покое.

 — Закрой рот! — Ивабее отвесил однокласснице пощечину. — Знаешь, как долго я за тобой бегаю? Хватит ломаться! Ты ведь уже делала это, что за представление ты пытаешься разыграть? Корчишь из себя девственницу? Не получится. Я знаю о тебе правду, грязная шлюха!
 — Э-это н-не... — Юйно перекрыл девушке кислород, не дав договорить.
— Если не замолчишь, я убью тебя, как только оттрахаю, поняла? Так что будь паинькой, — он уже опустил молнию на шортах Какей и стал стягивать их вниз.

 Прежде, чем Сумире зажмурилась, она услышала странный стук. Страшно смотреть. Нужно выждать какое-то время. Почему он не действует? Девушка почувствовала, как на лицо что-то капнуло. И еще раз. Медленно открыв глаза, она увидела у носа острие...

QUEST. Глава 5

     У всякого безумия есть своя логика.

      ©Вильям Шекспир


 — Ю-юйно-к-кун...

 Какей лицезрела конец острого копья, выходящего из глаза Ивабее. На его лице застыла безумная ухмылка, но глаза успели среагировать, запечатлев бешеный взгляд. Юйно медленно скользил глазницей по железному пруту, пока его голова полностью не освободилась от копья. Он замертво свалился на побледневшую Сумире, которая боялась даже дышать. Она увидела над собой силуэт человека с длинными развивающимися волосами. От жуткого вида желтых глаз шла дрожь. Кто этот пугающий незнакомец, что спас ее от лап насилия?..

 — Звуки идут отсюда! — в коридоре послышался голос Узумаки. — Что вы... Мать твою...
Первый зашел Боруто, тут же уронив фонарь. Свет помутнел на алый оттенок, отчего картина выглядела еще более жутко. Силуэт возле Какей повернулся на звук. В комнату ввалилась остальная команда. Ли по привычке потерял сознание. Все замерли в ужасе. Узумаки не мог отвести глаз от человека, стоявшего напротив Сумире. Воспоминания из прошлого затуманили разум. Но с чего бы сейчас придаваться былому? Разве на то есть причина?
Незнакомец снова обратил внимание на Какей, и с лязгом швырнув железный прут в другой конец комнаты, стал медленно приближаться к девушке.

Женщины — очень хрупкие существа. С ними нужно обходиться гораздо аккуратней, чем с фарфоровой куклой, — он поднял одной рукой труп Юйно и бросил его в сторону подростков. Ивабее приземлился на спину, обнажая вид на выколотый глаз. Ребята отскочили. Только Сарада осмелилась наступить на лужу крови и подойти к трупу, присев рядом и внимательно изучая его раны. Боруто хотел подойти к ней, но Учиха остановила его, держа указательный палец возле рта. Юноша все понял. Самое главное — как можно меньше привлекать к себе внимание странного человека.

Ночь покроет нас с тобой, нас с тобой, нас с тобой. Ночь покроет нас с тобой, моя милая леди! Не слышала эту песню? — обратился он к Какей.
 — С-слыш-шала... Э-это песня к-кукольника... — девушка продолжала лежать на окровавленном полу. Фиолетовый комбинезон пропитался до нитки, а разорванная блузка, еле прикрывающая девичьи прелести, и того превратилась в мокрую тряпку. Она боялась сделать лишнее движение в сторону своего «загадочного спасителя».
 — Чудесная песня. Все когда-нибудь умрут, все умрут, все умрут. Все когда-нибудь умрут, моя милая леди! — он наклонился над девушкой, и схватив ее за плечи, резко поставил на ноги. — Господи, только посмотри на себя. Ты запачкалась в мерзком соке этого ублюдка. Тебе срочно нужно переодеться, — он взял ее за подбородок и приблизился к ее лицу, рассматривая искусанные в страхе губы.

 — П-прошу, н-не надо... — по щекам Сумире бежали слезы. Она еле стояла на ногах.
 — О, я напугал тебя, прости, — незнакомец провел указательным пальцем под ее нижним веком. — Я бы обнял тебя, но ты грязная. Не хочу пачкаться этой отвратительной кровью. Будь она твоя, я бы с радостью замарался. А теперь, будь умницей — подними ручки.
Плачущая девушка нехотя послушалась. Несмотря на весь происходящий ужас, парни все же покрылись румянцем, в ожидании увидеть что-то интересное. Сарада отвлеклась от трупа и поднялась на ноги, сконцентрировав все внимание на двоих.

 — Раздевать леди догола на глазах у юношей? Это так *non generosum, — брюнетка переступила через Ивабее и подошла к двоим. В ней не было ни капли страха, или же это слишком хорошая игра. На протяжении всего времени Учиха ни разу не была предсказуема.
 — Ты... — он наклонил голову вбок и зверски смотрел на Сараду. Боруто хотел вступиться, но его не пустил Шикадай в надежде на то, что одноклассница все разрешит. Вечно ему не дают возможности показать себя героем перед этой загадочной красавицей.
 — Могу ли я помочь ей? У меня есть чистая одежда, — плавно и незаметно, Учиха потянула Какей на себя и спрятала за своей спиной, встав впритык перед странным человеком. Тонкими пальцами он еле-еле коснулся ее волос. Она была непоколебима.

 — **Incredibiliter... — его голос выражал неподдельный интерес. — ***Tu intelligas me?
 — Да, — брюнетка была так близка к его губам, что почти коснулась их, но вдруг резко отстранилась и направилась к выходу. Проходя мимо Узумаки, она схватила его за плечо и шепнула на ухо:
 — Осторожно расспросите его. Я думаю, он и есть похититель Химавари и зачинщик игры. Постарайтесь его не злить, — Сарада пролепетала все на одном дыхании, но в конце добавила: — Будь аккуратней, он безумен, — после этих слов девушки скрылись в коридоре.

 Парни стояли в ступоре, не сводя глаз со странного человека. Повисло молчание. В это же время, за углом от той самой комнаты, Учиха вытирала плачущую Сумире полотенцами, что они нашли в баре. Брюнетка промакивала ткань и вытирала кожу одноклассницы.
 — Уч-чиха-с-сан... — Какей выглядела жалко. Впервые кто-то заботится о ней.
 — Тише-тише, все уже позади, — Учиха расплела девушке волосы и сполоснула окровавленные пряди теплой водой, что нашла в баре, после чего сразу же заплела их обратно в косы, не дав высохнуть.
Она достала из рюкзака светленький сарафан, что никак не подходил для приключений в лабиринте, и протянула однокласснице. Сумире сняла старую одежду, отшвырнув ее с истерическим стоном и при помощи Сарады надела чистое платьице. Юноши по-прежнему молчали.

 — О чем вы говорили с Сарадой? — Боруто решил первым обратиться к незнакомцу.
 — Темненькая знает латынь. Я лишь убедился в этом. Ну, это довольно таки редкость, — незнакомец смотрел куда угодно, только не на Узумаки. — Простите. Испытываю особую страсть к слабому полу. — он странно ухмылялся. Это раздражало.
 — Это ты украл мою сестру? — после этих слов желтые глаза сконцентрировались на блондине. Силуэт стал медленно приближаться. Из темноты вышел высокий юноша с бледной кожей и светлыми голубыми волосами по плечи. На лбу выглядывала странная повязка с железной эмблемой. Такие, обычно, давали за пройденный квест. На нем были свитер и брюки черных цветов. Берцовые сапоги выпачканы кровью. За ухом у парня показалась белая змея. Он повернулся на нее и с приветствием улыбнулся, словно это была его давняя подруга. Юноша почти подошел к Узумаки, но Нара решил его остановить.

 — Стой, где стоишь! — Шикадай направил на незнакомца оружие.
 — Ты что делаешь?.. — зашептал блондин. — Это единственный шанс узнать, где Химавари.
 — Да что ты? А тебя не смущает, что пару минут назад он грохнул одного из нас? Хочешь присоединиться к Ивабее? — Нара нервничал больше остальных. Его руки дрожали, не давая сконцентрироваться. Парень со змеей наигранно поднял руки вверх, как будто играл в воры-и-полицейские. Его лицо не выражало страха. Наоборот. Он сдерживал смех.
 — Как жаль, как жаль. А ведь я пришел сюда, чтобы дать вам следующее задание.
Две девушки вышли из-за поворота и встали за товарищами. Даже Ли, будучи в отключке, отреагировал на заявление, промычав что-то непонятное. Незнакомец пожал плечами.

 — Как тебя зовут? — Узумаки сделал шаг вперед навстречу к странному человеку.
 — Мое имя?.. — он печально улыбнулся. — Грустно, что ты его не помнишь, Болт.
Ребята переглянулись. Значит, эти двое знакомы? Или только один из них знает другого? Ситуация становилась до боли непонятной. Бледнокожий парень поднял руку и указательным пальцем по очереди указал на каждого из школьников.
 — Тот, кто боится больше всех — вкус. Тот, кто чувствует себя виноватым — обоняние. Та, кто хранит тайну — голос. Та, кто имеет два сердца — зрение. И ты, — он закончил на Боруто. — Тот, кто вожак — слух. Все ваши недостатки станут вашими достоинствами, даже когда вы покинете это место. Источник силы — Принцесса Подсолнухов. Это и станет вашим последним пятым заданием — спасти ее.

 Блондин нахмурил брови. По факту было только три задания. Если заданий будет пять, то узнать четвертое сейчас, естественно, в приоритете. Тогда почему он говорит о пятом вместо того, чтобы сказать о четвертом? Оттягивает время? Держит интригу?
 — Мицуки, рад знакомству.
Помещение затряслось под жутким давлением ветра. Подростков прижало к земле. От такого землетрясения Метал пришел в себя. На этот раз он пролежал в отключке дольше обычного. Иноджин подполз к Сумире и накрыл ее голову. Ли повторил за ним, прижавшись к Сараде. Он помог ей найти упавшие очки. Шикадай старался держаться поближе к Яманака, что было странным, ведь обычно он старался не отступать от Боруто.

 — Подсказка: тот, что без изъян, окажется лишним. Задание — усмирить стихии, — Мицуки спокойно стоял на ногах, полностью игнорируя тряску. Он щупал стену обеими ладонями. Что-то клацнуло, и в стене открылась дверь. Парень со змеей обернулся, потеребив в руке маленькую ампулу и швырнул ее в в комнату.
 — А вот и маленький подарок за хорошее поведение, — в этот момент помещение наполнилось фиолетовым дымом. Стена стала медленно закрываться, но прежде взгляды голубых и желтых глаз встретились. — До встречи, Болт. Я передам Химэ привет.
 — Погоди!.. — блондин протянул руку к почти закрывшемуся проходу прежде, чем отключился...

***

Сегодня очень яркое солнце. Даже смотря на него сквозь пальцы, мне все равно щиплет глаза. На небе ни облачка. Лишь голубое полотно. Спина болит. Нужно сесть. Слишком высокая трава. Не видно горизонта. Такой насыщенный зеленый цвет. Как будто искусственная. Мне хочется ее трогать. Она неестественно мягкая.

Я слышу чьи-то голоса. Слишком тихо, нужно увеличить радиус слуха. Ох, а где же аппарат? Значит, я могу слышать без него? Что это? Это сон? Почему я здесь? Как я тут оказался? Нужно осмотреться. Встану-ка на ноги. Надеюсь, слух — это не плата за ноги.

— Братик... — через огромное поле ко мне бежала моя маленькая сестренка в легком сарафанчике на бретельках. В нем она пошла на квест.

— Хима-ва... ри... — кто это за ее спиной? Я его знаю? Проклятье... Быть не может... Это же?..

— Братик! — она наконец-то рядом, в моих объятиях. Но здесь по-прежнему небезопасно.

Химавари, мы должны уходить, — я не сводил с него глаз, пытаясь увести сестру. Однако ей уходить совсем не хотелось. Она потянула меня в его сторону.

— Мы не можем уйти без Змея. Это будет нечестно. Ты всегда оставляешь его одного.

— Что?.. — я не понимаю, о чем она говорит. Что значит всегда? Он подошел слишком близко. Химавари ушла от меня. Она взяла его за руку и подвела ко мне.

— Братик, Мицуки — наш друг. Мы не должны его бросать, — она медленно повернулась на меня. Что с ее глазами?! Такие же, как у него! Этот ублюдок еще и улыбаться смеет!

Иди, иди, куда бы не вел этот путь, к небесному богу придешь, но и другим давай проходить. Но и другим давай проходить, — зачем они поют это? Я не могу их слушать! — Но бесцельно лучше не бродить! Этому ребенку семь исправить лет. В храм иди скорее, совершай обет, — все звуки в голове смешались. Хватит!..

Боруто... — ее голос...Боруто...

Мама...

Где же ты, мамочка?..


***

 Боруто, — девушка отвесила очередную пощечину блондину. Он медленно открыл глаза, хлопая ресницами. Брюнетка вздохнула с облегчением.
 — Слава Богу! — Метал, сидящий с другой стороны от Узумаки, крепко обнял одноклассника. Учиха наблюдала за ними с улыбкой. Как только Ли отцепился от друга, Сарада помогла Боруто встать.
Юноша осмотрелся. Они по-прежнему находились в этой чертовой комнате. Трупа Ивабее нигде не было. Возможно, кто-то из ребят спрятал его до лучших времен. Надежда отдать тела товарищей их семьям еще жива. В помещении было только трое.

 — Где остальные?.. — Узумаки чуть не упал обратно из-за резкого подъема, но Ли поддержал его под спину. Сарада опустила глаза в пол. Юноша в трико хлопнул блондина по плечу.
 — Когда мы очнулись, уже никого не было. Ты стонал во сне, поэтому Учиха-сан решила вернуть тебя в сознание. Она так лупила тебя по лицу... — Метал покраснел. — Я боялся, что у тебя сломается челюсть.
Боруто полностью поднялся на ноги и подошел к месту, где убили Юйно. В нем проснулось сожаление о том, что он все это затеял. Чувство вины за жизни одноклассников терзали его сердце. Блондин сжал грязную футболку на груди и стиснул зубами до скрежета. Он резко развернулся и вышел из комнаты, где пахло смертью. Двое ребят последовали за ним.

 — Могу предположить, что они не стали возвращаться обратно. Значит, продолжаем идти вперед. Есть, чем подсветить?
 — Да, — Учиха протянула ему тот самый фонарь, что Узумаки уронил к лужу крови, вот только сейчас он был чище. Юноша включил прибор и неспешно стал продвигаться вперед.
В конце коридора что-то шумело. Скорее всего, где-то бежала вода. Ребята вышли к Т-образному перекрестку. Проход слева был заблокирован мощными струями воды со всех четырех сторон. Пройти через него означало лишиться рук, ног и головы. Тем не менее поворот направо был безобидным. Троица свернула в безопасный коридор. Под ногой Метала что-то щелкнуло.

 — Упс... — Ли истерично хихикал. Узумаки с раздражением повернулся на него. Проход, в который они вошли, атаковала огненная стена, не дающая и шанса выйти. Пламя шло по стенам навстречу подросткам, постепенно набирая скорость. Ребята в ужасе побежали вглубь тоннеля. Сарада стала прищуриваться, а затем сняла очки и ошеломленно посмотрела на Боруто.
 — Где-то через тридцать метров выход! Быстрее! — она с уверенностью смотрела на недоумевающего блондина. — Знаю, в этом сложно поверить, но, кажется, я теперь могу видеть так хорошо, как никогда раньше! — после ее слов троица ускорила бег и оторвалась от надвигающегося пламени.

 Действительно, в конце коридора была дверь с круглым окном и винтом вместо ручки. Быстро открутив замок, школьники забежали внутрь, в попытке спрятаться от огня.
 — Черт! — Боруто несколько раз стукнул дверью. — Не могу закрыть. С этой стороны нет ни винта, ни ручки. Она не захлопывается. Даже за этот недоиллюминатор уцепиться не могу.
 — Что же делать?! — Метал в ужасе завопил. — Мы не удержим дверь, и огонь ее выбьет! — Учиха только перекидывала взгляд с одного на другого.
 — Есть лишь один выход... — Узумаки серьезно посмотрел на ребят. Учиха поняла все без слов. Она с придыханием отрицательно замотала головой. Девушка схватила блондина за запястье и стала трепать.

 — Я не позволю тебе жертвовать собой! — брюнетка впала в истерику. Такую свою сторону она еще не показывала. Она боялась за его жизнь больше, чем за свою.
 — Это моя вина, что сейчас мы на пороге гибели, поэтому именно я должен это сделать. Вы останетесь здесь и постараетесь отыскать выход, а я закрою дверь с той стороны. Нужно платить за свои ошибки... — по лицу Узумаки стекал пот.
 — Нет! Ты должен пройти этот гребаный квест, найти сестру и вернуть ребят домой, понимаешь? Я пойду вместо тебя, — Учиха потянулась рукой к двери, но блондин перехватил ее. Пока двое ругались, время шло на секунду быстрее, и Ли это знал.

 — Я пойду! — шмыгая носом и вытирая слезы, он с твердым взглядом посмотрел на товарищей. Подросток стал нелепо разминаться.
 — Метал... — Узумаки с унынием смотрел на одноклассника. — Нет, только не ты. Ты должен...
 — Никому я ничего не должен! — завопил юноша в трико. — Постоянно чувствую себя обузой. Хватит. Пора и мне внести свою лепту в эту историю. Боруто-сан, — он со всей силы обнял друга. — Ты вожак, ты должен вести стаю. Тебе еще рано умирать, балда ты, неотесанная! — блондин получил смачный щелчок по лбу. Похоже, Ли давно мечтал это сделать.

 — Учиха-сан, — он схватил девушку за плечи, и резко потянув ее на себя, заманил в страстный поцелуй. Шокированный Узумаки не смог ничего сказать. Еще более ошарашенная брюнетка даже не пыталась вырваться. Метал отпустил ее и с раскрасневшимся лицом признался: — Ты самая прекрасная девушка, что я когда-либо встречал. Ты очень смелая, ибо каждый раз, когда что-то случается, ты держишь себя в руках, в то время как я теряю сознание. Черт, какая же ты красивая. Твои глаза, твои губы, твой голос, твои волосы. Ох, как же вкусно ты пахнешь. Я был влюблен в тебя с поступления в среднюю школу. Когда ты исчезла, я пытался найти тебя, но мне сказали, что ты уехала. А потом ты вернулась. Когда Боруто-сан позвал меня на квест, я узнал, что Учиха Сарада тоже идет. Я решил, что у меня появился шанс, но...

 Парень в трико взял руки девушки и своего товарища, положив их друг на друга. Брюнетка не сводила глаз с низкорослого мальчишки, что так долго хранил свои чувства к ней. Сейчас он выглядел счастливым, даже будучи на пороге смерти. Вздохнув, Ли продолжил:
 — Но твое сердце уже было занято другим, — он перевел взгляд на Узумаки и подмигнул ему. — Когда мы ввязались во всю эту историю, когда Акимичи съели псы, когда мы дрались с куклами, я понял, что хочу защищать тебя даже ценой собственной жизни. А после встречи с Мицуки я понял, что именно мне суждено стать следующим. Я — тот самый лишний. У меня отличное зрение и острый слух. Если вы погибните, то все усилия были зря.

 Пламя почти достигло двери. Метал открыл дверь. Его маленький силуэт выглядел неподдельно мужественно. Он закрыл дверь с другой стороны и закрутил винт. Ли продолжал смотреть на ребят через окно, не снимая улыбки, как настоящий герой.
 — Вернись! Прошу тебя, зайди обратно! Не надо! — брюнетка подбежала к двери и стала тарабанить по ней кулаками. Она не верила, что он сделал это ради нее.
 — Успокойся! — Боруто оттащил ее, повалив на пол. Он понимал, что такой поступок значил для его приятеля. Девушка тянула руку к окну.
Перед тем, как пламя полностью накрыло тело Метала Ли, он прошептал губами последние слова, смотря в глаза своему дорогому человеку, Сараде Учиха. «Я люблю тебя».

 Его тело скрылось под ярким светом пламени. Помещение затрясло. Узумаки прижался к однокласснице и обнял ее с головой. Еще несколько минут, и все успокоилось. Боруто ослабил хватку. Он продолжал слышать тихие всхлипы. Блондин гладил девушку по голове, пока она не успокоилась. Ему самому тяжело далась жертва одноклассника. Он не ожидал, что трусливый мальчишка вроде него способен пожертвовать собой. Неожиданно в рюкзаке за спиной Учихи заиграл телефон. Подростки с удивлением переглянулись. Сарада стала копаться в портфеле и достала свой мобильник. Пришла смс-ка. Она медленно подняла голову и посмотрела на Узумаки.

 — Здесь ловит связь...

QUEST. Глава 6

 Готовность пожертвовать собой ради выполнения долга есть основа поддержания жизни.

      ©Сюнь-цзы


— Метал, у тебя все получится!

Фраза, что всегда сопровождала меня перед началом боя. Каждый мой поединок отец говорил мне ее. Он всегда был рядом. Мама бросила нас, когда мне еще не было года. Папа воспитывал меня сам. Когда мне было семь, я впервые увидел, как он тренируется. Его мастерство, его стиль боя, его движения навсегда отпечатались в моей памяти. Именно тогда и родилась моя мечта...

Карате стало для меня смыслом жизни. Я отдавал всего себя. Оттачивал навыки до боли в суставах, до истощения. При поражениях я корил себя за слабость, ненавидел собственное отражение в зеркале. Мне хотелось умереть. После проигрышей я закрывался в своей спальне и хотел покончить жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна. В такие моменты желание сдаться становилось сильнее желания достигнуть цели. Но меня продолжало что-то останавливать. Какая-то часть меня не хотела, чтобы я закончил все сейчас.

Возможно, нежелание делать больно отцу сдерживало меня каждый раз, что я стоял на подоконнике у открытой рамы, когда под мной было еще шесть этажей вниз. Папа догадывался о моем психическом состоянии, но я старался делать вид, что все хорошо. Притворялся счастливым. Не прекращал улыбаться. Больше всего на свете мне не хотелось его расстраивать. Я точно знал, что моя смерть разобьет ему сердце.

Сколько бы раз я не падал, сколько бы не проигрывал, я был уверен, что человек, который меня вырастил, продолжал в меня верить. Это грело сердце и заставляло подниматься, чтобы идти вперед. Возможно, если бы отец тренировал меня несколько строже, я был бы сильнее. Иногда я ловил себя на мысли, что в глубине души виню отца за свои поражения, после чего чувство стыда сжирало меня изнутри. Моя противоречивость убивала меня. До тех пор, пока я не встретил Их.

Весна. Выпускной год в средней школе. Так как я был самым низкорослым парнем в классе, ребята любили над мной подшучивать и даже устраивали что-то вроде шалостей. Не могу сказать, что ко мне относились плохо — проказы никогда не несли в себе зла, — но часто безобидные шутки заставляли меня злиться. Однажды один из одноклассником перегнул палку, сказав, что моему отцу давно пора на пенсию, так как его стиль боя уже устарел. Это стало для меня контрольной точкой. Я больше не мог терпеть.

Завязалась драка. Я не сдерживался. Ярость, стыд, чувство вины, и многие другие смешанные чувства, причиняющие мне страдания — все то, что я так долго в себе копил, — все это вырвалось наружу. Никто не осмеливался подойти. Я чувствовал страх вокруг себя. Он заставлял меня наносить удары. Ребята столпились вокруг, молча наблюдая, как я избивал одного из них с непреодолимым желанием уничтожить. И я бы это сделал, не вмешайся в драку Он... Боруто Узумаки — новый ученик, поражающий окружающих своей непосредственностью. Он словно влетел между нами и оттолкнул меня на несколько метров в стену.

Я был шокирован. Он без каких-либо усилий швырнул меня в другой конец класса. Одноклассник, которого я избивал, в ужасе смотрел то на него, то на меня. Узумаки направился в мою сторону, но прежде я заметил, как он бросил презрительный взгляд на парня, валявшегося на полу. Не знаю, что я испытывал в тот момент. Я был в жутком замешательстве. Почему ему так легко удалось со мной справиться? Кто он такой?

— Прости, — он протянул мне руку. — Я должен был это сделать, иначе бы ты его убил.
Боруто помог мне подняться. Весь класс молча наблюдал за его действиями. Одноклассник, на которого я напал, неспешно поднялся, вытирая кровь. А хорошенько я ему навалял! Узумаки покрутил меня на месте. Это выглядело странно, но, скорее всего, он сделал так дабы убедиться, что я ничего не повредил. После парень облегченно выдохнул. Затем его рука легла на мое плечо. Он подвел меня к ребятам и выдал такое:

— Не нужно судить по внешности. Если он меньше вас и не выглядит устрашающе, это еще не значит, что он ни на что не способен. Металл Ли — отличный каратист. Я видел, как он тренируется, и могу с уверенностью сказать, что он выдающийся юный боец. Вы должны более уважительно относиться к таким, как он. Иначе в следующий раз, когда он сорвется, я не стану вмешиваться в драку и буду просто наблюдать...

Он был вторым после отца, кто признал меня. Я видел, что он не смеется над мной, а говорит всерьез. После драки одноклассники стали опасаться меня. Вернее сказать, шутки и колкости в мою сторону прекратились. Некоторые старались подружиться со мной и даже извинялись за былое. Не могу сказать, что во мне ничего не изменилось. Поддержка Узумаки придала мне сил и сделала более уверенным в себе. Но не только он смог на меня повлиять.

Не в обиду моему отцу, но я совру, если скажу, что у меня на первом месте была не Она. Всегда молчаливая, зарытая глубоко в своем мире. Девушка, что никогда не разговаривала, не участвовала ни в каких мероприятиях, остававшаяся в стороне. Я заметил ее с начала поступления в среднюю школу и с тех пор не спускал с нее глаз. Мне всегда было любопытно, что у нее в голове. В тот раз, когда Боруто вступился за меня, она впервые обратила внимания на происходящее вокруг, что не было ей свойственно. Больше я подобного за ней не наблюдал. Хотя есть один момент.

Предстоял бой. Я трудился изо всех сил. Тренировался дома и даже на школьных переменах, забывая пообедать. На кону — зеленый пояс. Я обязан был его получить. Любой ценой. Даже если мне бы пришлось драться на грани обморока. Для меня это важнее жизни. Это доказательство отцу, что его вера в меня не напрасна. Что я действительно чего-то стою, как обо мне высказался Боруто.

Я занимался в школьном спортзале. Она зашла так тихо, что я даже не заметил. Только под конец тренировки я увидел, как в углу сидела маленькая брюнетка в очках, с большим интересом наблюдавшая за мной. Мне хотелось провалиться сквозь землю. Я был ужасно смущен. А вдруг я сделал что-то смешное или выполнил неправильное движение?! Она встала и молча направилась к выходу. Я продолжал стоять на одном месте. Тело парализовало. Невозможно было пошевелиться. Прежде, чем покинуть зал, она сказала:

— Даже будучи на грани, продолжаешь идти к своей цели. Такая сила воли дорогого стоит. Ты удивительный человек.
Тогда я впервые услышал ее голос. Ее слова заставили меня опешить. Она разглядела, что у меня на сердце. Ей было достаточно лишь увидеть, как я стараюсь, и она тут же все поняла. Девушка вышла из помещения. Моему счастью не было предела. Она тоже признала меня. Да еще и сказала, что я удивительный. Нет. Не я. Прекрасная леди, в которую я был влюблен — вот, кто действительно был удивительным человеком.

Боруто Узумаки — парень, что не боится быть настоящим. Сарада Учиха — девушка, что видит душу человека насквозь. Для меня они стали стимулом двигаться вперед и не отказываться от своей цели. Я получил пояс, как и хотел. Просто потому, что вера одного — моего отца, — приумножилась. Теперь в меня верили еще двое людей. Я чувствовал это. А еще я понимал, что моя первая любовь была безответной.

Я видел, как Она смотрела на Него. Видел, как Он бросал на Нее взгляд. Между Ними давно зародилась особая связь. Заточение в жутком подвале дало свои плоды и еще больше сблизило их. Не могу сказать, что мне не грустно, но я искренне рад за этих двоих. У меня нет никаких сожалений за самопожертвование ради них. Наоборот. Я счастлив, что наконец могу дать им что-нибудь взамен.

Отец, прости, я не смогу воплотить твои мечты в реальность. Но я точно знаю, что ты будешь гордиться мной и поймешь меня. Спасибо за веру. Прощай.

Ребята, прошу вас, выберитесь отсюда живыми...

***

 — Здесь ловит связь... — голос Учиха дрожал. Она открыла уведомление. Сообщение от мамы: «Я понятия не имею, где ты, но если с очками или моим свитером что-то не так, тебе не жить!» Дата сообщения вчерашняя. Значит, прошло как минимум пару дней. Это создавало проблему. В отличии от матери Сарады, родители остальных перероют землю, чтобы найти своих детей. Или нет?..

 — Если позвонить в полицию, они посчитают, что это розыгрыш, и вряд ли приедут нас спасти, — брюнетка задумчиво уставилась в экран мобильного.
 — Так же, как и другие спасательные органы, — добавил Узумаки. — А что, если слить пару-тройку фотографий в интернет? Думаю, кто-то должен отреагировать!
 — Вряд ли. Это лишь станет чем-то вроде мема. Нам неоткуда искать помощи.
 — Перезвони родителям. Пусть они обратятся за помощью. Взрослым ведь должны поверить.
 — Родителям?.. — девушка пустила смешок. Но делать было нечего.

 Брюнетка стала набирать отца. После пары гудков звонок был отклонен. Она позвонила трижды. На последний раз из динамика поступил неприятный ответ:
 — Если я не беру трубку, значит у меня нет времени с тобой разговаривать! — он сбросил.
Узумаки не мог понять, почему одноклассница так спокойна. Учиха позвонила матери. Женщина взяла трубку с первого раза. Разговор с ней не сильно отличался от предыдущего.

 — Я сейчас занята. У тебя что-то срочное? — раздражительный голос выражал нежелание говорить.
 — У меня проблемы. Помнишь старую станцию трансляций? Я сейчас здесь. Какие-то странные люди закрыли меня и моих друзей в подвале.
Повисло молчание. Боруто жутко нервничал. Он видел, что батарея вот-вот разрядится. Звонок стоял на громкой связи. Сарада старалась не перемещать телефон с того положения, где поймала сеть. В трубке послышался вздох.

 Сарада, тебе делать нечего? Кончай играть в игры и возвращайся домой!
Лицо Учиха никак не поменялось, зато челюсть блондина практически упала на пол. Неужели существуют родители, что так безразлично относятся к своим детям? Для Узумаки подобное было незнакомо. Он помнил свою мать ласковой и доброй, а отца заботящимся и внимательным.

 — Все, о чем я сказала — правда. Оставить все как есть или помочь мне — решать тебе. Но не забывай, что на мне твой свитер, и ты можешь его больше не увидеть, — брюнетка отключилась. — Возможно, так она отреагирует.
Девушка сняла рюкзак и достала вещи манекенов. Она протянула однокласснику спортивный костюм серого цвета. Боруто нехотя принял одежду. Свою мастерку и футболку он навсегда «подарил» Акимичи, а в баре нашел «новую» майку, что была на одном из манекенов, в которой проходил до сих пор. Но выхода не было. Ходить в грязном, даже при таком положении дел, не есть хорошо.

 Брюнетка поднялась на ноги и отошла немного дальше от Боруто. Она достала узкие джинсы и слегка их оттряхнула. Девушка отвернулась к стене, сняла с себя длинную юбку, цвет которой из белого превратился практически в черный, оголяя вид на ягодицы в кружевных полупрозрачных трусиках, и стала натягивать джинсы. По всей видимости, они не были как раз, поэтому девушке пришлось немного подрыгивать, чтобы влезть в одежду. От смущения Узумаки зажмурился.

 Одевшись, он открыл глаза и увидел перед собой Учиха. Она смотрела на него, когда он переодевался. Это заставило парня отскочить с негромким визгом. Девушка проигнорировала реакцию юноши. Она лишь достала ту же упаковку таблеток, как в первый день квеста, и выпив одну пилюлю, словила на себе озадаченный взгляд блондина.
 — Смотри, — она опустила вниз край свитера возле горла.
 — Не стоит, — Узумаки смущенно отвернулся. Брюнетка была настойчива.

 — Это всего лишь шрам, — она взяла его правую руку и приложила к груди. — Операция на сердце.
 — В Мацуяма, — он наконец-то посмотрел на нее, бережно проведя пальцами по шву. — Поэтому тебя так долго не было в школе.
 — Да, — брюнетка накрыла его ладонь своей. Сердца обоих бешено стучали.
Он перевел взгляд со шрама на ее лицо. Девушка была прекрасна. Такая безупречная. И все же его не переставало терзать чувство параллели между Сарадой и...

 — Почему ты не переодела мамин свитер? — левой рукой он коснулся пряди ее волос. Его злило, что этот странный человек, которого они встретили ранее, трогал ее.
 — Если мы все-таки здесь погибнем, то мне бы хотелось досадить маме, умерев в ее любимой одежде. Это подарок от любовника, — девушка ухмыльнулась.
 — Сумасшедшая, — наверное, впервые за долгое время он искренне улыбнулся. — Ты не умрешь. Я вытащу нас всех отсюда.
 Не обещай того, в чем не уверен, — девушка говорила с придыханием. Оба подростка понимали: сейчас что-то произойдет.

 Их лица были в сантиметре друг от друга. Дыхание становилось тяжелее. Правая ладонь по-прежнему находилась на ее груди. Учиха громко выдохнула, что стало для юноши толчком. Он жадно впился в ее губы, толкнув девушку назад, пока не прижал к стене. Пальцами левой руки он зарылся ей в волосы. Сарада подалась немного вперед, чтобы углубить поцелуй. Подростки медленно спустились на пол.

 Брюнетка немного раздвинула ноги, поджав к себе коленки. Между ее лодыжками сидел Узумаки. Левая рука парня спустилась к пояснице и забралась под одежду. Он почти добрался к застежке бюстгальтера. Девушка медленно расстегнула молнию на мастерке одноклассника. Узумаки резко отстранился и сбросил одежду, а затем снова прильнул к губам Сарады. Он схватил ее за талию и ловко усадил на себя, не разрывая поцелуй. Правой рукой он поглаживал ее позвоночник и поднимался выше, намереваясь завершить задуманное. Учиха взяла инициативу на себя и повалила Боруто на спину. Теперь она была сверху. Девушка схватила его запястья и прижала к полу, нависнув над ним.

 Страсть захлестнула ребят. Они и забыли о том, где находятся, и какая главная задача стоит в приоритете. Сейчас для них двоих они одни в этом мире. Их не волнует происходящее вокруг. Они хотели друг друга. И все бы переросло во что-то большее, если бы под Боруто не щелкнул какой-то странный механизм. Он резко поднялся на ноги и крепко прижал Учиху к себе, чтобы спрятать ее от возможной опасности.

 После мимолетной тишины на потолке стал открываться какой-то люк. Помещение наполнилось дневным светом. После такого долгого прибывания в темноте глазам было больно. Подростки зажмурились. Они медленно подошли к выбивавшемуся из-под потолка лучу света. Небо... Над ними было небо! Это означало, что они нашли выход. Счастью двоих не было предела, пока не пришло осознание всей ситуации.

 Где сейчас находилась остальная часть команды? Как они вернуться обратно, чтобы забрать тела погибших ребят? Как теперь найти друг друга, если единственный путь обратно закрыт с другой стороны? В конце концов, Химавари еще не найдена, и где ее искать? К тому же, закончилось ли задание? Или вспышка огня — не единственная стихия, которую они должны преодолеть? Вопросов было много. Осталось только найти ответы.

 Неожиданно из люка что-то вывалилось. Парочка отскочила. Это был трос! Спустя пару секунд ничего не произошло. Оба переглянулись.
 — Может, это Шикадай и остальные? Ты видишь что-то? — в глазах Боруто загорелась надежда. Возможно, новый дар одноклассницы поможет им прямо сейчас.
 — Эффект дальнозоркости исчез, — девушка с недоверием смотрела в потолок. — Думаю, прежде, чем что-то сделать, они бы спросили, есть ли кто-то внизу. К тому же, откуда у них появился канат?
 — Да брось! Нара молчал о стволе, пока на нас не напали псы, а Яманака упрятывал нож. Мне кажется, у этих тихушников и не такое есть!

 Узумаки удалось уговорить девушку забраться наверх. Он подсадил ее и помог залезть в люк. Подкинув вещи, Боруто полез следом. Наконец выбравшись из подвала, одноклассники осмотрелись. И снова разочарование. Очередная комната с голограммой в виде облаков. Узумаки упал на колени, схватился за голову и яростно прошипел от собственной глупости. Сарада пыталась успокоить юношу, гладила его по спине. Неожиданно послышался скрип двери. Парочка обернулась на звук и застыла в немом шоке.

 — Братик?..

QUEST. Глава 7

   Если бы роскошь была дурна, ее не было бы на пирах у богов.

       ©Аристипп


С самого детства я был не таким, как другие дети. Многие вещи в мире подвластны мне так же, как и другие многие, что недосягаемы для меня. Деньги и бедность — вот, что я подразумеваю под «вещами». Расти в богатой семье не так уж и сложно, но и не легко. Моя реальность всегда отличалась от той, что была у моих ровесников. Потому что в ней никогда не было подлинной правды...

— Шикадай, тебе это нравится? Я сейчас же ее куплю!

Не надо...

— Хочешь такое же? Мы покупаем!

Хватит...

— Собака? У нее есть хозяин? Плевать! Она станет твоей!

Остановись...

Мои родители считают, что с деньгами можно достичь всего, даже если приходится идти на жертвы. Они покупали все, на что я просто смотрел, хотя большинство из этого было не нужно. Однажды отец купил мне собаку, которая принадлежала другому человеку. Ее хозяин плакал, когда любимца буквально вырвали из его рук. Ему насильно впихнули деньги в руки, только чтобы избежать лишнего шума. Я никогда не забуду его ненавистный взгляд, когда мне вручили поводок. Отец считал, что он купил пса, но это было не так. Он жестоко забрал у человека дорогую ему вещь, имея при этом только деньги. Зачем? Потому что я просто погладил ее. Он мог купить мне другого пса, другой породы, за другую цену, но он предпочел сделать так, чтобы пострадали другие. И все из-за пачек, вываливающихся из карманов, что давали ему мнимую власть.

Постоянно вспоминая взгляд того человека, я не мог нормально ладить с собакой. Да и она не особо ко мне тянулась. Было заметно, что она скучает за своим родным домом. Она скулила о том, что хочет вернуться обратно. Ее звали Широ. Банальное имя для собаки, но ее шерсть и правда была чистого белого окраса. Я хотел найти хозяина и отдать ему пса, но не успел. Мой отец заметил, что я стал что-то замышлять. Я не сразу обнаружил, что пес пропал, но затем услышал скулеж и пошел на звук. Я вышел на задний двор нашего дома. Мой отец стоял напротив меня и ухмылялся, мол думал, что я не догадаюсь? Он прижал Широ ногой к земле, и дождавшись, когда я обратил внимание на собаку, выстрелил ей в голову.

Я помню, как брызги крови попали на мою белую рубашку, волосы и лицо. Как позже объяснил мне сам отец, этим поступком он хотел показать мне, что если к чему-то пропадает интерес — нужно от этого избавляться. Он доказывал это пятилетнему мне, в надежде, что я пойму. Я около месяца умывался с мылом, тер свою кожу до ссадин. Мне казалось, что я так и не могу стереть кровь. У меня началась паранойя. Я стал считать, что это я убил собаку. Мне часто снился ее хозяин, грозящий убить меня в месть за Широ. Я не мог нормально есть, чему последовали проблемы...

У меня отключились вкусовые рецепторы. Я мог есть любую еду, даже ту, которую ненавидел. Я просто не мог определить, какая она — горькая или кислая, сладкая или соленая. Врачи разводили руки. Слух о моей болезни быстро разошелся за пределы нашего дома. На светских мероприятиях дети папиных коллег глумились над мной, подсыпали в еду несъедобные примеси. Взрослые отчитывали моих родителей, что отсутствие вкуса — дурной тон в нашем обществе, ведь люди из высшей касты, как правило, гурманы, и что им должно быть стыдно за меня. Конечно же, меня стала презирать собственная семья. У матери начались нервные срывы из-за того, что репутация Нара портилась по моей вине.

— Почему ты не можешь быть как другие дети? Почему ты не скрываешь свою болезнь? Почему нам приходится позориться из-за тебя? Почему?!

— Чего тебе не хватает? Мы даем тебе столько денег...

Деньги... Деньги. Деньги!

Я постоянно это слышу. С самого детства. Дома, на мероприятиях, и даже в школе. Но поскольку я рос в семье, где это слово было подобно девизу, гимну или мантре, я не смог сопротивляться, и мне пришлось взращиваться в условиях навязчивого блага. С возрастом я становился алчным и меркантильным, с каждым годом походил на своих родителей все больше и больше. Скрывать болезнь стало привычкой, разбрасываться деньгами стало забавой. Циничность завладела мной, и я полностью превратился в своих маму и папу. В глубине души я жаждал, чтобы кто-нибудь спас меня от этого порока. И этот кто-нибудь нашел меня...

В школе — что в младшей, что в старшей, — мною всегда пользовались. Я сам это допустил, зато мне никогда не приходилось быть в одиночестве. Рядом постоянно крутились ребята, готовые со мной «дружить». Я понимал, что все это не правда — их желание со мной дружить, моя популярность и важность среди этого общества. Я купил это. Как и говорил мой отец — деньги решают все. С каждым годом я убеждался в этом все больше. Я постоянно отдавал, отдавал, отдавал... Но он был первый, кто вернул взамен.

Я встретил его в столовой. Он заказал булочку с корицей. Нас предупреждали, что из Мацуяма перевелся парень, который попал в наш класс. Мое первое впечатление о нем было неопределенным. Я почему-то чувствовал, что он другой. Не такой, как остальные ребята. Чем-то похож на... Меня.
— Черт, мне не хватает... — этот неопрятный вид, словно его мама не стирает и не гладит его вещи, меня заинтересовал. Я решил рискнуть.
— Возьмите, пожалуйста, за булочку, — положив деньги на поднос, я бросил на него взгляд, дав понять, что я заплатил за него, и теперь он тоже может мной пользоваться.
— Спасибо, дружище, — он хлопнул меня по плечу и убежал. Я был озадачен. Но еще больше меня поразила ситуация, что произошла на следующий день.

— Я благодарен за помощь! Возьми, — он протянул мне деньги. Ровно столько, сколько я заплатил за его булочку. Эта банальность повергла меня в шок. Любой, ей Богу, любой на моем месте спокойно взял свои деньги и забыл об этом, но не я. Ведь все знали Шикадая Нара, как парня, с которого можно срубить деньжат и не отдавать обратно. И, похоже, он это тоже понял.
— Знаешь, мне неинтересно дружить за деньги. Я был бы не против стать друзьями просто так! — его лучезарная улыбка заставила меня поверить в верность его слов. Это была первая в моей жизни правда.

Боруто Узумаки... Если бы я встретил этого парня раньше, клянусь — я никогда бы не превратился в того, кто я есть сейчас. Но я вырос, и у меня больше нет шанса изменить ту ситуацию, в которой я нахожусь, так как я давно потерял над ней контроль. Но поскольку этот парень не захотел использовать меня, я использую его. Он довольно популярен в классе. Быть может, если я стану другом крутого парня, однажды, окружающие смогут увидеть во мне больше, чем богатенького сынка влиятельных родителей.

Именно поэтому у меня есть цель — поскорее выбраться из этого лабиринта живым. Интересно, наши чувства с отцом, когда мы застрелили псов, были одинаковы?..

***

               Ранее...

 Дым рассеялся, и воздух стал свежее. На полу лежали подростки в бессознательном состоянии, еле приходящие в себя. Первой очнулась Сумире — самая настрадавшаяся девчонка из группы игроков квеста. Она неспеша попробовала подняться на четвереньки. Голова все еще кружилась, ведь вывести из легких ядовитое вещество не так просто. Девушка подползла к стене, и медленно, трясясь и цепляясь ногтями за стену, со всех сил старалась встать на ноги. Колени предательски задрожали, а икры так сильно отекли, что было ощущение тысячи игл, безжалостно протыкающих кожу до костей.

 Какей обернулась на одноклассников. Боруто стонал во сне, бормоча что-то похожее на «мама». Рядом с ним Метал, накрывший Сараду своим маленьким телом, и Шикадай, поджавший под себя колени. Она обратила внимание на Иноджина. Он находился к ней ближе всех. Девушка слабо помнит, что произошло, когда ампула попала в помещение, но в памяти отчетливо всплывает эпизод, как Яманака схватил ее за руку и умолял не дышать, игнорируя дым, словно ему он и вовсе не угрожает. Девушка хотела наклониться к однокласснику, но она заметила еще одно тело, лежавшее в далеком углу комнаты — труп Ивабее. Ее взгляд переменился.

 Сумире продолжила приближаться к Иноджину. Она осторожно протянула руку к его правой ноге и обнаружила протез. Аккуратно сняв его, девушка достала нож из сердцевины, надела его обратно и отстранилась от парня. Какей стала медленно двигаться к темному углу, опираясь на стену. Добравшись до тела Юйно, Сумире присела рядом с ним на колени. Она дотронулась кончиком ножа к его выколотому глазу, поводила по кругу, а затем опустила нож в глазницу до самого упора — медленно, наслаждаясь моментом. Лицо девушки не издавало никаких эмоций, будто для меня подобное зрелище как просмотр ток-шоу по ящику.

 — Думал трахнуть меня?.. — голос словно не принадлежал ей. Девушка достала нож из головы юноши и провела дорожку острием от лица, по животу к паху. Она расстегнула Юйно штаны, стащила их вместе с трусами и достала вялый холодный член. Левая рука тянула половой орган вверх, а правая уже была наготове.
 — Это я тебя трахнула, — девушка улыбнулась и резко отсекла пенис. Она бросила его в сторону, следом полетел окровавленный нож. Увидев красный цвет на ладонях, Сумире задрожала. Чем дольше она смотрела на руки, тем больше они тряслись. Спотыкаясь, она выбежала из комнаты и изо всех сил пыталась бежать. Ноги подкашивались и не слушались. Так продолжалось до тех пор, пока девушку не стошнило, и она не вырвала себе на ботинки.

 — Сумире? — неожиданный оклик заставил Какей резко обернуться. Это был Яманака. Когда девушка доставала нож, юноша проснулся, но не подавал виду. Ему стало интересно, что она задумала, и в безмолвии парень продолжал наблюдать за ее действиями. Лишь после того, как она выбежала, он решил проследить за ней. Иноджин все видел, и девушка это прекрасно понимала. Из страха быть подверженной наказанию она попятилась назад. На каждый ее шаг назад он делал выпад вперед. Когда сзади оказалась стена, Какей всем телом вжалась в нее. Закусив губы и зажмурившись, она ждала нападения, но вместо этого она ощутила другое.

 — Глупая, — Сумире почувствовала биение сердца прямо у уха. Яманака прижал ее к голову к своей груди, ласково поглаживая по спине. Девушка сжала край водолазки парня и во всю разрыдалась в его объятиях. Иноджин поцеловал ее в макушку.
 — Нужно было кастрировать его еще при рождении, — от его слов девушка подняла голову и непонимающе посмотрела на одноклассника. — Ты все правильно сделала. Только толку мало. Он сдох и ничего не чувствует. Ты не смогла отомстить ему сполна.
 — Будь он жив, я бы вряд ли смогла отрезать его «достоинство».

 — Кхм... — в коридоре стоял Шикадай, скрестив руки на груди. — Сначала я подумал, что это сон, даже несколько раз себя ущипнул, но когда до меня дошло, что я проснулся, и на полу действительно валяется чей-то пенис, не поверите — мне правда стало любопытно, кто кого решил по-еврейски уделать. Иноджин, если мне не изменяет память, у тебя был нож... Не расскажешь мне об этой забавной ситуации подробнее?
Яманака напрягся. Он встал впереди Сумире, готовясь к худшему. Девушка бросала взгляд то на Нара, то на своего защитника. Наблюдая за ситуацией, Шикадай пустил смешок и помахал головой.

 — Ну и рожи у вас, — юноша стал тыкать пальцем в двоих и хохотать, а успокоившись, добавил: — Я не против обрезаний, но не думаю, что Боруто это одобрит. Есть идеи, куда и в чем можно спрятать труп на время?
 — У меня есть чистая одежда, которую мы снимали с манекенов. Переоденемся в нее, а на этого накинем грязные тряпки и спрячем, — предложил Иноджин.
 — Поразительно... — Шикадай хлопал глазами, внимательно смотря на блондина. — Я все еще жду твою историю о том, как ты лишил Ивабее «самого сокровенного».
 — Заткнись, — Яманака толкнул одноклассника, возвращаясь в злополучную комнату. Нара развел руки и последовал за ним. Сумире решила поискать выход. Она вышла к Т-образному перекрестку. Коридор слева показался ей более безопасным.

 Пока парни разбирались, куда лучше перетащить труп Юйно, Какей бродила по длинному проходу, в конце которого тупик, и ощупывала стены в надежде найти какой-нибудь скрытый механизм. После всего пережитого вряд ли не стоило бы ожидать чего-то подобного, к тому же если в коридоре не нашлось ни единой двери. И механизм действительно был обнаружен. Вот только не на стене, а в полу. Стоило Сумире убрать ногу с места, где сработал щелчок, как проход в тупик моментально закрылся. Механическая стеклянная стена вылезла словно из ниоткуда. Парни услышали крики и прибежали на помощь. За спиной одноклассницы жуткие струи воды отбивали кусочки ржавчины на стенах. Юноши пытались разбить стекло, но его прочность была непоколебима. Откуда в таких подвалах вообще могут быть подобные ловушки? Это ведь недешевое удовольствие.

 Девушка стояла в луже ледяной воды, что быстро поднималась к ее щиколоткам и выше. Сумире обернулась и увидела, откуда идет такой бешеный поток. Какей охватила паника, она стала тарабанить по стеклу и кричать о помощи.
 — Ребята, не бросайте меня, умоляю!
Прислонив ладони к стеклу, Какей не сводила глаз с Яманака. Он положил свои руки на уровень с ее. Нара начал грызть ногти, что-то обдумывая, а затем резко выкрикнул: «голос!». Блондин посмотрел на него и резко медленно повернулся на девушку.
 — Ты ни разу не заикнулась... — проронил он, застав ее врасплох.

 ...Та, что заикается — голос...

 ...Все ваши недостатки станут вашими достоинствами...


 Времени было мало, вода добежала уже до плеч. Холод не давал сосредоточиться, но девушка уже знала, как спастись. Ведь если стекло нельзя разбить руками, быть может, голос сможет помочь? Какей кивнула парнями, и те спрятались за стеной комнаты, в которой были ранее. Боруто, Сарада и Метал по-прежнему были без сознания.
 — Черт, а если у нас перепонки лопнут?! — Нара крепко прижал ладони к ушам. Оба осторожно выглядывали из прохода.
 — У тебя будет возможность в полной мере понять чувства Боруто, — иронично подметил блондин, последовав примеру одноклассника, обхватив голову руками.
Мгновенье — и жуткий пронизывающий вопль разнесся по всему периметру. После треска полетели осколки, а за ними хлынула волна воды.

 Сумире чуть не грохнулась на колени, но ее вовремя подхватил Яманака, выбежавших из комнаты. Осколки стали таять. Похоже, что стеклянная стена — это замороженная вода. И так как она была разрушена, в полу активировались сливы для воды, а в конце тупика появилась дверь. Троица осторожно прошла через струи, после чего напор увеличился, и выйти обратно уже было невозможно. Но пути назад и вовсе нет. Одноклассники открыли дверь, зашли вовнутрь и оказались в большом зале со странными узорами на стенах и шторах, за которыми ничего не скрывалось, от потолка до пола. Ребята закрыли дверь, и она тут же словно по волшебству превратилась в стену. Это значило, что оставаться здесь было небезопасно.

 — Как вы поняли? — девушка выжимала волосы от воды. — Ну, что я смогу снести стекло своим голосом. Это из-за слов того жуткого парня?
 — Да. Кажется, он не соврал. Я тоже кое-что проверил... — Нара почесал затылок и покраснел. — На протяжении долгого времени у меня отсутствовали вкусовые рецепторы. Когда я проснулся и увидел нож, то сразу же его поднял. Ей Богу, никогда в жизни мою голову не посещали подобные мысли, но... Я захотел облизать его. И когда я это сделал, в моей голове промелькнул образ Ивабее, а затем твой, Сумире. Так что, когда я прикалывался над Иноджином, я уже знал, что это сделала ты...

 — И что теперь?! — Яманака был зол. Он счел слова Нара за угрозу, но тот его перебил, заверив тем, что не собирается сдавать одноклассницу.
 — Потом я подумал: Боруто глухой, у Сарады плохое зрение, Сумире заикается, у меня до этого момента не было вкуса, тогда кто же пятый...
Яманака замялся. Он задумчиво уставился в пол, а потом заговорил.
 — В комнате, где мы лежали, я почувствовал запах еще одного пространства. Это была камера, на дверях которой был вентиль. При всем желании заметить эту дверь невозможно, только ощутить. Там мы спрятали Ивабее, после чего побежали к тебе на помощь, — юноша перебрасывал взгляд с Шикадая на Сумире и обратно. — Я не уверен, но...
 — Попробуй... — Сумире взяла парня за руку и мягко ему улыбнулась. Это послужило толчком.

 Юноша поднялся на ноги, зажмурился и стал глубоко вдыхать воздух через нос. Ребята встали напротив него и выжидающе смотрели на товарища, ведь от его действий зависела их дальнейшая судьба. Яманака продолжал тяжело дышать.
 — Надо же, я снова завел собаку, — Нара не мог сдержать сарказма. — Как же мне тебя назвать? Аико? Марон? Или какая-нибудь зарубежная кличка. О, Тузик!
 — Дай ему сосредоточиться... — Какей одернула парня. — Он наш единственный шанс.
 — Знаешь, — шатен посмотрел на одноклассницу с головы до ног. — Я тебя недооценил...
Их разговор был прерван. Блондин резко открыл глаза, и спустя несколько секунд, молча кивнул ребятам. Стоит ли говорить, что это означало маленькую победу?..

QUEST. Глава 8

    Сердце матери — неиссякаемый источник чудес.

       ©Пьер Беранже


Моя милая, как ты там? Все ли у тебя хорошо? Какой суп ты сегодня ела? А вчера? Вкусно было, или тебе не понравилось? О чем ты последний раз говорила с подругой из соседней палаты? Тебя не обижают? Что ты сейчас делаешь? Пожалуйста, расскажи мне обо все, когда я снова приду тебя проведать...

С раннего детства я воспитывался строго отцом. Он охотник до мозга костей, поэтому большую часть времени я проводил в лесу с ружьем в подмышке. Папа научил меня многим приемам и хитростям, благодаря которым можно выжить в дикой природе. Не сказать, что мы с ним особо близки, отец всегда скупился на похвалу, а о физическом проявлении чувств к своему ребенку вообще молчу. Но именно это и закалило меня. Я уважал отца и старался следовать его примеру. Никаких эмоций — только действия.

Вопросы касательно второй родительницы никогда не поднимались в нашей семье. Отец ни под каким предлогом не хотел со мной это обсуждать. Мы коренные жители Имабари, в доме прожило не одно поколение Яманака, но никаких упоминаний о моей биологической матери ни в альбомах, ни в родовых книгах не было. Папа замечал, что я интересовался своим происхождением, за что жестоко меня наказывал. Он запрещал мне даже думать о том, кто моя мать. До момента своей последней минуты.

Мы как обычно поехали на охоту. На сей раз целью был гризли. Для нашей местности это большая редкость, вероятность еще одного заблудившегося медведя – один к ста, поэтому новость по радио о запрете посещения леса только раззадорила отца. Я не боялся, поскольку для меня уже давным-давно это стало обычным делом. Собрав все необходимое, мы двинулись в путь.

Уже поздно ночью наша машина притаилась на опушке леса, выжидая дикого зверя. Отец не захотел сидеть на месте и, конечно же, потащил меня за собой в самую чащу леса. Мы крались тихо, ожидая возможной атаки. Дробовики с самого начала были наготове. Почему-то мне становилось не по себе. Я делаю это не впервые, но все же должен быть предел. Гризли — не лиса и не олень. Тут дело серьезное.

Вдруг послышался дикий рев. Птицы тут же слетели с ветвей. Отец расхохотался в предвкушении убийства животного. Топот лап приближался с севера, прямо на нас. В мгновенье из-за кустов выскочило здоровое черное тело. Медведь рычал и пускал слюни. Ничего не напоминает? Именно. Только у этой твари пасть в два раза больше.

Гризли бросился на отца, ловко уворачиваясь от пуль, словно уже не первый раз попадал под обстрел. Он повалил его на землю и хотел посмаковать череп. Папа поставил блок с помощью ружья, уместив его в поперек пасти зверя. Я старался выстрелить в голову, но адреналин не давал сосредоточиться на дичи. Огромная туша перевела внимание на меня. Наши взгляды встретились. «Беги» — крик заставил меня оклематься, и я дал деру. Медведь вцепился в мою правую ногу зубами.

Меня поработила жгучая боль. Он разорвал мне икру до самого колена. Я думал, что мой конец уже близок. Но медведь резко повалился на спину, когда отец запрыгнул на него сзади и всадил нож в горло. Попытка пробить прослойку жира оказалась напрасной. Медведь был ранен, но не убит. Он схватил папу за голову и с высоты своего роста швырнул об землю, после чего принялся драть его тело когтями.

К сожалению, со смекалкой у меня плохо, и пока я приметил отцовский кинжал в траве, а затем запрыгнув сверху на медведя и всадив ему в голову оружие, расправился с ним, было уже поздно. Папа еле дыша лежал на земле. На теле не оставалось живых мест. Лицо было изуродовано. Я подбежал к нему и в спешке старался помочь, достав аптечку. Он остановил меня и попросил наклониться к нему.

— Она в лечебнице Шококай... — он взял меня за руку и с отчаянием посмотрел в глаза. — Господи, как же ты на нее похож... — по его вискам побежали тонкие струйки. Он закрыл глаза и перестал дышать. Мой отец умер в сожалением за то, что не сказал мне правду. Что так долго ограждал меня от нее. Если бы не его смерть, встретились бы мы с ней?..

Прошло два месяца с его гибели. Я почтительно отнесся к его кончине и выждал какое-то время, пока все не улеглось. Пришла пора действовать Я нашел адрес Шококай и тут же поехал туда. Это оказалась больница для душевно-больных. В регистратуре быстро отыскалась палата, где лежала пациентка Яманака Ино с диагнозом «Диссоциативное расстройство идентичности». Она лечилась здесь уже пятнадцать лет...

Было ощущение, словно в меня ударила молния. Я хотел замертво упасть на пол и не двигаться. В чувства меня привела медсестра, предложившая купить цветы в небольшом киоске, который находился прямо в фойе госпиталя. В момент покупки я снова убедился в праведности вердикта врача... Из-за сильного эмоционального потрясения в битве с гризли я потерял ногу, а взамен получил аносмию – потерю обоняния. Но поскольку я неплохо разбирался в растениях, выбрать подходящие цветы было не проблемой. Мой выбор пал на букет белых нарциссов. Надеюсь, они положат хорошее начало нашему знакомству.

Тысяча двести пятая палата... Смотря на цифры, я почему-то стал испытывать двоякое чувство. Тихонько постучавшись, я заметил, что дверь была открыта. Обычная белая комната и одна кровать, в которой полусидя отдыхала женщина с длинными белыми волосами. Она смотрела в окно, а затем медленно повернулась на меня. Это было словно мое отражение в зеркале, только в женском обличье и гораздо лучше. Она ахнула, отчего я испугался. Может, это дурная затея?..

— Мой мальчик, я так долго тебя ждала... — она протянула ко мне руки. Немного замешкавшись, я растерялся, а затем бросился в ее объятия. Тепло, ласка, любовь — я наконец получил то, о чем так давно мечтал. Она стала источником моих сил. Я приходил каждый день, разговаривал с ней, делился с ней своими историями и слушал ее рассказы, приносил ей цветы. Мы обсуждали все. Мы молчали обо всем. Но однажды она спросила:
— Ты знаешь, чем пахнет нарцисс? — на ее слова я отрицательно покачал головой, и она продолжила. — Все считают, что он пахнет уважением, но это не так. Он пахнет эгоизмом.

Она смотрела на меня с презрением, а затем разбила вазу и стала кричать на меня, обвиняя в том, что я неблагодарный ребенок, который думает только о себе. Она сказала, что боится меня, и что я могу причинить ей вред. Врачи тут же прибежали в палату и вкололи ей успокоительное. Мне объяснили, что у мамы тяжело протекала беременность, а роды окончательно подкосили ее. Она попала в клинику сразу после моего рождения. Поэтому она умоляла врачей положить ее в палату с цифрами, совпадающими с датой моего рождения. Отец посещал ее раз в месяц, и как бы она не просила его привести меня к ней, он всегда отказывал.

В тот день на выходе из лечебницы я заметил знакомого парня из своей школы. Больше всего я не хотел встретить здесь кого-нибудь из знакомых. Это был Боруто Узумаки – новенький в классе, ставший моим антиподом. Если я был отбросом в грязной одежде и с неумытым лицом, над которым все потешались из-за храмоты, то он был хоть и неопрятным, но привлекательным юношей, что на физкультуре мог любому дать фору. Он бросил на меня взгляд и молча прошел мимо, но у входа остановился. Я последовал его примеру.

— Я не стану говорить о тебе с кем-то, если ты не будешь говорить обо мне, — от его слов я опешил. Он как-будто прочел мои мысли. — Сюда приходят только те, кому больше некуда идти. Правда, Иноджин? — он повернулся и серьезно посмотрел на меня. Я пожал плечами.
— Я хожу сюда относительно недавно... — с этих слов началась моя история о том, как все произошло. Мы присели на ступеньки госпиталя и просто разговаривали по душам. Боруто поделился со мной своей историей, и мне стало легче. Впервые мне удалось высказать все, что терзало душу.

Мы попрощались и договорились оставить нашу встречу в тайне ото всех. Я спустился вниз, а Боруто вернулся ко входу, но прежде, чем скрыться за дверью, он крикнул мне:
— Я всегда покупаю подсолнухи, потому что их запах лучше всего передает мои чувства к сестре. Тебе нужно найти такой цветок, который поможет наладить связь с твоей матерью.
Он махнул мне рукой и зашел в здание. Почему-то после разговора с ним я захотел сходить на могилу отца. Там-то я впервые встретился с ней наедине...

В моем классе училась одна особа, не принятая никем. Парни издевались над ней в пошлой манере, а женская часть школы не скупилась на оскорбления. Проще говоря, мой прототип. Сумире Какей — девочка с секретом, как я ее называл. Слухи, что про нее ходили, совершенно не характеризовали ее. Она не была похожа на того человека, каким ее описывали. Либо она была такой же, как все — идеальной актрисой с подлыми целями. Но как же я ошибался в этой теории...

Сумире убирала могилу и собиралась украсить ее букетом камелий. Меня захлестнуло любопытство, и я подошел к девушке. Та, испугавшись меня, чуть не уронила вазу, но я успел ее подхватить, слегка касаясь пальцев Какей. Мы оба смутились, и я тут же убрал от нее руки, спрятав их за спиной. Она пустила смешок. Девушка поставила сосуд у могилы и предложила присоединиться для молитвы. Я согласился. Это был шанс завести разговор.

— Скажи, почему камелия? — я незаметно посмотрел на нее. Она подняла голову в небо и улыбнулась, словно там кто-то был.
— Белая камелия означает материнскую любовь. Я не знала своей матери и даже не представляю, как она выглядела, но я чувствую ее тепло, и оно греет меня. Потому что связь между матерью и ее ребенком непоколебима, ведь мать всегда будет любить свое дитя... — и лишь после слов этой девушки осознание такой простой истинны заставило меня заплакать. Ведь несмотря на такую тяжелую болезнь, она все равно ждала меня и не переставала надеяться на нашу встречу. Она никогда не забывала обо мне. В ее сердце живу я.

Моя милая мама, я обещаю — когда я вновь смогу слышать запахи цветов, я найду аромат, который скажет тебе о том, как сильно я люблю тебя. Ты только дай мне время...

***

           Настоящее время...

 — Братик?.. — из-за двери с дергающейся голограммой выглядывала маленькая брюнетка. Она удивленно смотрела на брата, а затем весело расхохоталась и скрылась, оставив проход открытым. Боруто тут же бросился к ней и забежал в странный зеркальный лабиринт. Он слышал слабое хихиканье и не мог понять, откуда оно исходит. Настраивая аппарат, юноше приходит мысль и вовсе снять его. Он медленно убирает прибор с уха и ощущает себя словно в параллельном мире. Звуки теперь слышны так четко, словно он находится во всех местах одновременно — снаружи, внутри, в небе, под землей. Хихиканье стало громче, и его перемещение уже можно было легко отследить.

 Узумаки бегал по узким коридорам, иногда замечая силуэт сестры. Он чуть ли не врезался в стены. Добравшись до центра запутанных лазеек, юноша наконец-то встретился с ней... Химавари выглядела слабой и измученной. При ее и без того тощей фигуре у девочки был нездоровый вид. Черт возьми, она наяву парила в воздухе. Блондин потряс головой, мол это лишь кажется, но малышка остановила его, положив ладони на щеки и легонько поглаживая их. Он смотрел на нее с сожалением и отчаянием, понимая, что виноват перед ней. На ее лице читалась жалость к брату.

 — Помнишь, как в детстве ты столкнул меня с качели? Я упала и расшибла лоб. Теперь у меня есть шрам... — она подняла челку. Боруто хотел дотронуться к ее голове, но она отбила его руку.
 — Помнишь, как ты оторвал моему мишке голову. Я исколола все пальцы, чтобы его зашить... — она крутила ладошкой. Юноша хотел взять ее за руку, но она ее одернула.
 — Помнишь, как ты отправил меня в психиатрию к этим жутким врачам, когда у меня случилось расстройство пищевого поведения из-за смерти родителей? Они накачивали меня уколами и силой запихивали в меня отвратительную еду... — от ее слов у парня навернулись на глазах слезы.
 — А помнишь, как мы бросили Змея, думая, что он погиб? Так вот... Мицуки жив!

 Юноша озадачено посмотрел на сестру. Змей? Мицуки? О чем она? Голова раскалывалась. Перед глазами снова мерцала картинка из прошлого. Этот странный парень, которого они встретили здесь, в лице ребенка. Он улыбается и тянет руки. К нему подбегает белокурый мальчик. Это и есть Болт — сам Боруто. Рядом с ними девочка в соломенной шляпке, малышка Химэ — Химавари. Это не было иллюзией, это были воспоминания. Но почему он видит то, что не помнит? Почему он не может вспомнить? Кто или что заставило его забыть? А может, он сам себя заставил? Вопросы крутились, не находя ответов. Вдруг Узумаки услышал ненавистную песню. Не трудно догадаться, кто ее запел...

 — Иди, иди, куда бы не вел этот путь... К небесному богу придешь...

 — Хватит...

 — Но и другим давай проходить... Но бесцельно лучше не бродить...

 — Прекрати...

 — Этому ребенку семь исправить лет... В храм иди скорее, совершай обет...

 — Заткнись! — юноша дал волю чувствам и разрыдался. Химавари вытирала ему слезы и предложила закончить песню. В этой песне осталась боль с того дня. — Пойдешь — будет хорошо, возвращаться может страшно...

 Но даже если страшно, — брат сестрой прошептали эту строчку в унисон. — Ты иди... Иди!

 На последнем слове зеркала поочередно стали разбиваться, заглушая любые другие звуки. Для Боруто этот жуткий цокот бьющегося стекла был пыткой. На минуту он пожелал снова оглохнуть. Химавари стала отдаляться вглубь разбивающихся зеркал. Он кричал ее имя и тянул ей руку. «Змей-Болт-Химэ» — снова этот фильм ужасов перед глазами. Узумаки орал во все горло, хватаясь за голову. Мука заставила его отключиться. Но даже в бессознательном состоянии, он чувствовал бешеное давление в районе висков. Странный смех смешался с криками. Кажется, словно это длилось вечность...

 Б... То...

 Боруто! — еще один шлепок по лицу наконец-то вывел юношу из ада. Над ним нависло четверо человек. Когда он открыл глаза, все облегченно выдохнули и отстранились, а брюнетка, на чьих коленях он лежал, вытерла с его лба пот.
 — Ребята, вы целы?.. — его голос был все еще слаб. — Что произошло?..
 — Когда ты увидел голограмму Химавари, тебе снесло крышу, и ты побежал за ней, — начала Сарада. — Я поспешила за тобой и на пороге нашла твой аппарат. Все было в дыму. Видимо, какой-то механизм выпустил галлюциногенное вещество для усиления эффекта, как только ты вошел. Это было неплохой ход, чтобы убрать подозрения. Но все, что ты видел, было не более, чем лазерное шоу какого-нибудь вокалоида.

 Боруто медленно поднялся. Голова закружилась, и он чуть не свалился. Все столпились вокруг него, помогая устоять на ногах. У него была куча вопросов. Шикадай рассказал ему, через что они прошли, чтобы добраться сюда, и если бы Иноджин не учуял их запах, они бы никогда не нашли друг друга. В комнате, где трое были заперты, также был потайной рычаг, который спустил ребятам «лестницу в небеса». Оказывается, они попали в такую же комнату с голограммой облаков. Однако искать дверь в «зеркальный лабиринт» им пришлось самим. Дальше та же история, что у Сарады — помещение было завешено дымкой. Когда газ рассеялся, в центре зала лежало бездыханное тело Узумаки. Первой к нему подбежала Сарада, а затем уже остальные члены команды. Узумаки был в растерянности.

 — Снова обман...Боруто крепко сжал кулаки. Но в один момент злость перешла в уныние. Все поиски и жертвы были напрасны. Он готов сдаться.
Тут же прилетела неожиданная пощечина. И она была не от Учихи. Удар был куда сильнее, чем у Сарады, но слабее, чем у Шикадая. Блондин поднял голову, держась за горящую от удара щеку. Перед ним стояла разъяренная Какей. Он врезала парню в грудь, из-за чего тот приземлился на пятую точку. Никто не решался ей противостоять. Что творит эта девчонка?
— Значит, как мне говорить «не сдавайся!», так ты можешь, а как самому держать себя в руках, так сил нет! Ты не один, кто здесь застрял, и кому хочется поскорее найти твою сестру. Мы все хотим спасти Химавари, потому что она сестра нашего друга! Ты что, забыл? Мы все идем за тобой! — после этой фразы все подростки кивнули, по-своему взглянув на Узумаки. — Так будь добр — вытащи нас отсюда, иначе какой ты к черту вожак?!

 Сумире была права и убедительна как никогда. Для Боруто ее нагоняй стал глотком воздуха. Он вспомнил, как часто сам говорил ей эту мотивирующую фразу и как уговаривал пойти на квест, ведь у нее будет защита. Он обещал Нара, что игра станет для него местом, где он избавится от ноши, что так долго носит. Он говорил Яманака, что сможет помочь ему в его беде. Он просил Учиха пойти с ним ради интересной партии, которая может принести выгоду им обоим. Остальные ребята были не исключением. Каждый должен был получить от этого квеста свое.

 Если подумать, то практически все, кто шел с Узумаки на квест, не думали о последствиях, а просто следовали за ним. В нем было что-то, что привлекало их, манило за собой. Даже сейчас, стоя на краю пропасти, они готовы прыгнуть за ним в овраг. Но теперь он этого не допустит. Он больше не даст своим друзьям погибать. Воспоминания в голове встали на свои места. Картинки из прошлого приобрели четкие линии. Отныне ясно, почему эта история превратилась в такой хаос.

 Задачей было не спасение Подсолнуха. Главная цель квеста — уничтожение Змея...

QUEST. Глава 9

     Всякая насильственная мера чревата новым злом.

        ©Фрэнсис Бэкон


Час пик — шесть вечера. Обычно в это время он приходит домой. Мне хочется спрятаться, убежать, укрыться от него, но я знаю, что не смогу этого сделать, потому что он все равно найдет меня. Всегда находит.

— Ты сегодня хорошо себя вела?

Он всегда начинает с вопроса. От этих слов я покрываюсь мурашками и молю бога предоставить мне другую участь в моей кошмарной судьбе. Я встречаю его у дверей с опущенной головой, ведь если посмотрю в эти дьявольские глаза, наполненные безумством, то сразу потеряю сознание.

— Хорошая девочка.

Вот оно! Начало ужасного. Он уже знает, что сделает со мной. Поэтому подошел настолько близко, что я чувствую его тяжелый вздох в макушку. Дальше все как обычно: он хватает меня за волосы, тащит в спальню, разрывает на мне одежду, бросает на кровать лицом в подушку, я словно попадаю в гиену огненную. Мне хочется умереть...

— Папа, х-хватит!..

Я хочу умереть...

— М-молю!..

Боже, как же я мечтаю умереть...

— Папа...

После своего зверства он выходит из комнаты, оставляя меня одну. Куда — не знаю. Я и не хочу знать, куда этот чертов педофил — мой родной отец, — уходит. Может, идет пить со своими друзьями с работы. И хорошо, что его в это время нет. У меня есть куча времени собрать оставшуюся себя по частям. Но только до следующего раза.

После зверского убийства моей матери отцу снесло крышу, а я осталась заикой. О том, что он насилует меня с пятилетнего возраста, известно многим, но кому есть до этого дело? Все вопросы решаются деньгами, даже такие аморальные, как насилие малолетней девочки взрослым мужчиной. Этот мир прогнил. До самого ядра.

Я всегда была слабой и безвольной. В меня вселяла страх даже сама мысль о том, чтобы постоять за себя, ведь для этого нужно сделать усилие, сил на которое у меня нет. Но однажды что-то во мне щелкнуло, и я нанесла своему отцу тринадцать ножевых ранений. Разбирательство продлилось недолго — он снова все решил монетой.

После этого отец стал меня бояться. Это было мне на руку. Он настолько испугался, что отправил меня к врачу. Как оказалось, с рождения у меня присутствует ген серийного убийцы. Иными словами, это «ген воина» MAOA, в моей Х-хромосоме есть две его копии, одна из которых отвечает за седативную функцию и может подавлять маниакальную часть меня.

Изначально мне хотели поставить биполярное расстройство, поскольку все признаки были на лицо, но я не могу сказать, что страдала апатией, или мне приходилось впадать в депрессию. Мое неумение постоять за себя оправдывается трусостью и только. Но после встречи с этим удивительным парнишкой все изменилось...

Буквально все произошло в женской уборной. Я зашла в кабинку, где по дверным надписям можно было вычислить легкодоступных девушек. И лишь одну из них оклеветали — меня. «Сумире шлюха», «Сдохни, Какей» и много других оскорблений всего на одном маленьком пространстве. Это было ужасно.

Я слышала смешки девушек постоянно, в кабинку прилетали разные предметы, чаще всего огрызки яблок. Но в этот раз никого не было. Ну, я так думала. Дверь хлопнула. Голоса парней. Что происходит? Сначала они выкрикивали мое имя, а затем нашли меня, выбили дверь и вытащили, швырнув на пол. Их было четверо. Все из моего класса.

Не надо... — мои жалкие просьбы выглядели нелепо в тот момент. Все это подстроили мои одноклассницы, что издевались над мной. Я не пыталась защититься, не пыталась сопротивляться, просто зажмурилась и ждала, когда все закончится. Все так же, как и с отцом. Моя бесхребетность заставила меня снова терпеть издевательства.

Как только начались прикосновения, в уборную с грохотом вломился он — новенький мальчик из нашего класса, Узумаки Боруто. В ту секунду он показался мне супергероем из зарубежных комиксов. Эдакий воитель за справедливость. Парни опешили и убрали от меня руки.

— А не многовато на одну девчонку? Ребята, прекращайте смотреть порно, в реальной жизни это не так уж и забавно, — он сказал это так, словно знал, о чем говорит.
— Нарываешься? — вперед вышел один из парней, и тут же получил кулаком в солнечное сплетение.
— Как видишь, все наоборот, — в этот момент остальные трое кинулись на него, — стоять!

Они встали как вкопанные. Глаза блондина горели яростью. «Привет, я Узумаки Боруто, позаботьтесь обо мне» — лучезарная улыбка при первой встрече и вспышка агрессии сейчас. Кто же ты такой?..

— Сейчас вы забираете своего друга и валите отсюда, а я остаюсь с Какей. Всем ясно?
Дружки первого схватили его под руки и выбежали из сортира. Узумаки стал медленно ко мне подходить. Сердце бешено забилось. Неужели он способен на то же, что и другие парни? На то же, что способен мой отец?

— Эх ты, — он присел на корточки и потрепал меня за макушку, — трусишка. Вы же, девчонки, боретесь за то, чтобы быть сильнее парней, а ты испугалась каких-то неудачников.
Он лучезарно улыбнулся, встал и собирался уйти. Терпение во мне предательски лопнуло. Сидя на грязном полу, опустив в голову в пол и роняя слезы на запачканную юбку, я выдала про себя все как на духу, говоря все это ему в спину. Они ни разу не обернулся и ничего не сказал.

После моего монолога парень еще некоторое время помедлил, а затем подошел ко мне и подал руку. Я встала и увидела в его глазах жалость ко мне. Впервые в жизни меня кто-то пожалел. Впервые кто-то посмотрел на меня как на настоящего живого человека, у которого тоже есть чувства и эмоции.

— Сумире, твоя проблема лишь в том, что ты приняла роль жертвы. Девчонки, что издеваются над тобой, пускают по школе лживые слухи о тебе, а парни ведутся на это, потому и пристают. Разве тебя устраивает такой расклад? Я же вижу, что ты хочешь бороться с этим, — он постарался заглянуть мне в глаза. — Не сдавайся. Ведь если сдашься, все потеряет смысл.

Мое сердце вздрогнуло. Действительно ли я жертва?.. Однозначно. Я ненавижу своего отца, но оправдываю его поступки смертью матери. Я боюсь парней, но оправдываю их нездоровый интерес ко мне слухами. Я не перечу девчонкам, что оскорбляют и издеваются над мной, ибо считаю, что не имею права с ними общаться из-за своего «низкого статуса». Все именно так. Я — идеальная жертва.

— Но что, если все мои усилия побороть себя не принесут никаких результатов? Зачем тогда вообще пытаться что-то исправить? — я продолжала отстаивать свою трусость и слабость, но сила слова этого мальчика была на порядок выше мировых мотиваторов.
Нет таких усилий, что не приносят результат. Каждый труд вознаграждается. Тем более, ты всегда можешь безнаказанно их покалечить, — он подмигнул мне и добавил: — Постарайся! Я в тебя верю!

С той встречи я словно обновилась. Трусость и слабость не оставляли меня, но я отчаянно сражалась с ними. Несколько раз я запугивала отца до такой степени, что он не приходил ночевать домой неделями. Я стала игнорировать своих одноклассниц, и они потеряли ко мне интерес. Проблема с ребятами, что норовили залезть мне под юбку, осталась, но среди них я увидела и того, кто питал ко мне совсем другой интерес.

Иноджин Яманака — мальчик с трудной судьбой. Впервые мы встретились на могиле моей матери. С тех пор я часто ловлю на себе его взгляд. Вечером, идя домой после школы, я замечаю шорохи позади и ощущаю, что это он. Несколько раз это спасало мне жизнь от назойливых юношей. Он был словно моим телохранителем. Я решила, что он Ангел с моего правого плеча, вселившийся в тело этого мальчика. Его точно послала мама.

Что касательно моей болезни... Нет, она не работает как биполярное расстройство. Агрессия проявляется в моменты шока или бессознательно, опершись на эмоциональное потрясение, что случилось до этого (как в случае с Ивабее). Но в ситуации, что я нахожусь сейчас, мой ген как нельзя кстати пришелся к делу.

Этот квест — мой последний шанс стать сильной и защитить себя...

***

Время было позднее, все нуждались в отдыхе. Особенно человек, что потерял счет времени бессонницы. Еще одна кружка кофе с психотропным препаратом. Черт, сердце скоро не выдержит такого количества кофеина вперемешку с наркотиками. Но у Мицуки стояла задача выше его собственной жизни. Он внимательно следил за мониторами, медленно попивая горячий напиток. Бодрость вернулась, а бдительность значительно увеличилась. По камерам можно заметить, как команда ребят нашла еще одну комнату, ведущую из зеркального зала, в котором Змей неплохо позабавился с голограммами.

— Тебе следует хотя бы иногда ее кормить, — в помещении неожиданно появился администратор гейм-центра. — Оксибутират натрия убьет ее, если она не будет есть.
Мужчина посмотрел на спящую девочку, лежащую в углу комнаты на подстилке, напоминающую коврик для собак. Химавари сладко сопела, скрутившись в клубочек.
— Я контролирую ситуацию, Орочимару. Если что-то пойдет не так, всегда можно поменять на морфин. Будь она в сознательном состоянии, это бы значительно усугубило мое положение. Химэ — хитрюга, нашла бы способ сбежать. А так, я могу спокойно оставлять ее здесь, не переживая о ее исчезновении.
— Быть может, дело в том, что девочка могла напомнить тебе о прошлом, и ты бы не смог довести дело до конца?

Ярко-желтые глаза сверкнули в темноте. Очертание силуэта на фоне света мониторов выглядело зловеще. Брюнет нервно засмеялся. Администратор был далеко не из пугливых, но даже ему стало не по себе от реакции юноши. Он осознал, какую глупость только что произнес. Говорить о подобном было равносильно вырытой самому себе могиле. Орочимару поставил на стол поднос с едой и удалился. Мицуки вернулся на рабочее место, продолжая наблюдать за группой подростков. Есть не хотелось, поэтому идея с кормлением Химэ показалась юноше не такой уж плохой. Он подошел к ней, приподнял ей голову и стал осторожно поить ее молоком. Девочка прибывала в опиумном состоянии, поэтому совершенно не сопротивлялась.

В это же время команда ребят отчаялись новой находке ввиду очередной комнаты. У Иноджина был большой рюкзак, набитый банками с едой, а Учиха запаслась кучей одежды и одеялами. Как оказалось, только у них всегда под рукой был весь необходимый инвентарь. Пока парни пытались соорудить костер, чтобы хоть немного погреться, девушки в этом время готовили стряпню. Консервов было предостаточно, чтобы сварганить незамысловатый ужин на пятерых. Сарада мастерила самодельные тарелки из найденных ранее картонок, а Сумире приборы из веток искусственного дерева (даже оно пригодилось), что росло в баре с куклами-зомби.

Неловкое молчание смущало только Какей. Она очень хотела заговорить со своей одноклассницей, поболтать по душам обо всем, что здесь происходит, выговориться ей как настоящей подруге. Однако страх навязчивости останавливал девушку.
— Не бойся, мы скоро выберемся отсюда, — словно услышав мысли, брюнетка заговорила первой. Радости Сумире не было предела.
— У-учиха-сан, т-ты в это веришь?.. — все еще боясь, Какей отвечала с надеждой услышать воодушевляющую речь.
— Нет. Но если я перестану в это верить, мне придется сдаться, а я этого не хочу. Однажды я почти сдалась, но меня спас Ангел, — Учиха отодвинула одежду на груди, показывая шрам. — Он подарил мне свое сердце в последние минуты моей жизни.

Сумире с восхищением смотрела на приятельницу. Та с невозмутимым лицом продолжала рукоделить посуду. Через какое-то время она достала из сумочки таблетки и съела одну.
— Я еще не до конца оправилась после операции, приходится пить дополнительное лекарство. Но сейчас это никак не сказывается на моем здоровье.
— З-знаешь, У-учиха-сан, т-ты удивительная, — Сумире спрятала лицо за коленками, подперев к себе ноги. — Я-я всегда равнялась на т-тебя.
— Брось, Сумире, ты сама по себе особенная, — брюнетка мягко улыбнулась девушке, отчего та еще больше смутилась. После разговор снова сошел на нет.
— Слушай, — Какей не унималась, — твоя перес-садка на сердце... К-как это б-было? — она с осторожностью задавала вопрос, поскольку тема явно была не из самых приятных.
— Ну, на самом деле...

Громкие возгласы радости с другого конца комнаты заставили девушек прерваться. Юношам удалось добыть огонь. Соорудив небольшой костер, ребята разложили вокруг него одеяла. Все уселись вокруг огня и принялись уплетать ужин из самодельных приспособлений. Среди полной тишины был слышен только треск костра. Каждый молча думал о своем. В такой обстановке слова были бы излишни. Впервые за неопределенное время, что они провели здесь, им удалось действительно передохнуть от передряг. Единственной проблемой все же оставалась поимка главного врага, а там недалеко и спасение сестры Боруто. Но сейчас нужно было отвлечься, прийти в себя и морально подготовиться к финалу игры.

— У меня идея! — неожиданно вскочил Шикадай. — Пусть каждый из нас поведает свою жизненную историю. Как показала практика, чем больше мы будем знать друг о друге, тем положительней это скажется на нашей командной работе.
Девчонки переглянулись между собой, с интересом посматривая на главного их банды. Предложение было неплохим, к тому же обстановка позволяла ребятам поговорить о наболевшем. Но никто не реагировал. Иноджин кинул на одноклассника недоуменный взгляд, продолжая молчать. Только Узумаки тяжело вздохнул и устало ответил на предложение:
— Тогда начнем с тебя.

Шикадай ухмыльнулся. Видимо, ему просто хотелось поговорить, вот он и выкинул это. Нара потушил костер, ибо тот сжирал слишком много кислорода, и включил фонарь.
— Отлично! Все вы уже знаете, что у меня с самого начала был пистолет.
— Кстати говоря, откуда у тебя пушка? Родители знают? — Иноджин с неподдельной заинтересованностью стал расспрашивать одноклассника. Видимо, у этих двоих есть что-то общее.
— Скажу тебе больше, мой отец подарил мне целую коллекцию, я умею обращаться практически со всеми огнестрельными оружиями любого калибра. У меня есть разрешение на ношение. Со связями отца это не было проблемой. Но я никогда не брался за ствол в критической ситуации, поэтому и говорить об это не было надобности. Все произошло как-то спонтанно и по большей части на рефлексе...

Шикадай замолчал, снова окунувшись в свои мысли. Далее эстафету принял Иноджин. Он взял фонарь и поднес его ближе к лицу как в фильмах ужасов. Ребята забраковали эту идею, поэтому свет пришлось вернуть на место.
— Ладно. Один раз мы с отцом охотились, на нас напал медведь, и я потерял ногу, — он приподнял штанину, чтобы показать протез, — с тех пор я прячу в нем кинжал. В стопе припасены еще несколько ножей. Я не владею огнестрельным, но холодное словно моя стихия. Я могу делать с ножами все, что захочу.
Он достал несколько острых орудий и стал виртуозно ими жонглировать, крутить между пальцев. Скорость его движений захватывала дух. Команда с восхищением наблюдала за блондином.

— Это о-очень крас-сиво. Как б-будто танец... — Сумире заставила парня смутиться, и он остановился, сев обратно на свое место, а девушка сменила его пост. — Ч-честно говоря, я н-не знаю, о чем рассказ-зать. М-может, п-про...
— Заикание! — все в один голос подкинули однокласснице тему.
— Ладно. Я в-видела с-смерть моей матери. Ее у-убили у меня на глаз-зах. Я п-помню все до м-мелочей, хоть и б-была совсем реб-бенком. С тех пор я з-заикаюсь. Иногда, в сост-тоянии аффекта, я м-могу говорить без з-запинки. Как-то т-так.
Девушка заметно изменилась в лице. Присутствующие пожалели о том, что решили спросить ее о такой, казалось бы, безобидной вещи. Ситуацию спасла приятельница Какей.

— Моя очередь. Я подолгу лежала в больницах из-за проблем с сердцем. Там мало интересного, но я все же нашла себе увлечение. За пять лет я в идеале выучила латынь. Могу читать, писать и даже разговаривать на ней. Как видите, мои навыки пригодились, — брюнетка демонстративно поправила очки. — Остался только ты.
Все посмотрели на Боруто. Ему стало не по себе, ведь это он подбил ребят делиться сокровенным, однако участвовать в этом представлении самому ему не хотелось. Да и нечего было рассказывать. Или было?
— Есть кое-что, чем я хочу поделиться, но это безумие...
Ребята уставились на Узумаки в ожидании истории. Ему становилось все более неловко. Но делать нечего, придется открыться товарищам.

— У меня такое чувство, будто я знаю Мицуки...

БорутоФан.ру - QUEST - версия для печати

Скрыть